В юном возрасте очень хочется ходить на митинги. Хочется движухи вообще. Особенно в провинции, где движухи мало и скучно.

Хочется попробовать курить, попробовать водку, попробовать целоваться, попробовать травку, попробовать секс, нырять ночью вниз головой с волнореза, проколоть пупок, водить машину, сделать татуху, прыгнуть с парашютом, клубиться в дыму до утра, а потом идти в школу с демонстративным таким кумаром вокруг себя, хочется даже попробовать покончить с собой, гулять по трамвайным рельсам и вот это все.

А тут — нифигассе, в городе митинг какой-то намечается. И не старперский там, с Жиром каким-нибудь в главе, а с Нэвэльным, который модный, вот даже модно его через ‘э’ — для понимающих — и ютюб у него есть и все модное такое, кароч.

Ну, как не сходить? Я бы в 15 лет точно пошла. И друзей бы еще презирала, которые не пошли. И гордилась бы собой, ковыряя проколотый пупок и неумело затягиваясь чем придется или, там, неумело целуясь.

Ничего страшного в подростковых протестах нет. В этом возрасте они так же нормальны, как угревая сыпь.

Страшно, когда на митинги ходят взрослые — семейные, занятые, уставшие. Вот это действительно для власти звоночек. А если взрослых много и ходят часто — то уже не звоночек, а колокол. А если вообще каждый день и полгорода — то получайте Ереван, например.

А пока на митинги ходят детишки, можно абсолютно ничего по этому поводу не делать и даже не думать.

Лучше пусть у них в голове Нэвэльный, чем синие киты какие-нибудь.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Джуликян Армен Айкович, Киракосян Владимир Геннадьевич, Адян Артур Акопович активно сотрудничающие с нашими людьми, могут все-таки не выйти на свободу, несмотря на данные им обещания. Излишняя певучесть сыграла с ними злую шутку: их показания все отчетливее указывают на то, что будущий главный козырь обвинения создал в регионе настоящую организованную преступную группу. Такой вывод напрашивается сам собой и вытекает уже из тех уголовных дел, которые возбуждены по их показаниям.
Джуликян А.А., не просто выступал посредником в передаче взяток и был рядовым решальщиком, пусть и работавшим в больших объемах. Он собственноручно разрабатывал преступные схемы, собирал первичную информацию о своих коллегах, которых можно «пощипать». Выработанные стратегии сравнительно честного отъема денег он затем представлял заинтересованным сотрудникам силовых структур. При этом последние выступали не просто как его равноправные партнеры, а фактически следовали его указаниям. Такого послушания он добился с помощью мер финансового стимулирования и, подобно Карабасу Барабасу, управлял своими марионетками.
«Да здравствует наш Карабас Барабас (Джуликян А.А.), его верный финансовой эксперт Дуримар (Киракосян В.Г.), любитель молочных продуктов Слепой Кот Базилио (Адян А.А.)
Уютно нам жить под его бородой.
И он никакой не мучитель,
А просто наш добрый учитель».
Джуликян-Карабас может создать в истории криминальной России прецедент: ситуация, когда обычный гражданин создал ОПГ, состоящее из высокопоставленных силовиков, которые занимались в его интересах закошмариванием бизнеса — это нечто исключительное. Похожим образом действовали преступные сообщества 1990-х годом, однако работали они своими силами и редко пользовались услугами правоохранительных органов. Джуликян со своими подельниками вышел на такой уровень, что ставил руководителей крупных муниципалитетов путем подкупа губернатора. Когда Дмитрий Лобанов продвигал Валерию Радаеву свои кандидатуры кошельком неизменно выступал наш Карабас: именно по такой схеме сестра главы региона Светлана Радаева обзавелась особняком на Кумысной поляне.
Иными словами, Джуликян фактически держал общак собственной ОПГ, распределяя прибыль от ее деятельности между силовиками и чиновниками, через которых совершал отъем собственности — частной, муниципальной, государственной. Долю за невмешательство в виде ценных услуг и подарков получали и высшие руководители областного ГУ МВД — начальник главка Сергей Аренин, жене которого был презентован оформленный на отца Джуликяна Mercedes с номером 777, и замначальника полиции главка Василий Пинясов, которому возвели и отделали жилище.
Теперь же главарь банды сдает всех своих рядовых и нерядовых членов, рассказывает как воспитывал их и даже помогал пробиваться наверх. Например, он способствовал карьерному росту Сергея Кайбекова, который из оперов УЭБ и ПК вырос до заместителя начальника бюро специальных технических мероприятий регионального ГУ МВД.
Сергей Кайбеков был коррумпирован Джуликяном, когда занимался нефтянкой и жестко давил конкурентов, фабрикуя через своих людей в полиции уголовные дела, отжимая бизнес или получая с него отступные, которые он потом делил по своему усмотрению, решая, сколько отдать силовикам. После повышения Кайбекова их сотрудничество вышло на новый уровень: разработчик схем получил доступ к результатам ПТП, которое проводилось по его наводке.
В общей сложности совместная работа Джуликяна и Кайбекова продолжалась около семи лет.
Так что роль доверенного лица Лобанова вполне укладывается в понятие лидера и организатора ОПГ с широким спектром деятельности — от банального воровства нефтепродуктов до рейдерских захватов бизнеса и вымогательства. Думать, что при таком наборе «подвигов» лица, их совершившее, останутся на свободе, значило бы совершенно не знать принципы работы наших людей с улицы Дзержинского.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here