Сергей Рудольфович, конечно, не догадывался, что какой-то Яковлев складывает в своей голове его образ.

Не были мы ни друзьями, ни близко знакомыми…

С годами вырисовывался неординарный человек с очень гибким подходом к перепитиям судьбы.

Он смело бросался в сферы, далекие от его профессиональных интересов. И было понятно почему. Этот человек спешил жить!

Что за этим стояло? Можно лишь догадываться по его ироничности, любви к комфорту, любви к красоте…

Среди окружения С.Р. выделял его взгляд — утцовский; мудрый и трагический одновременно.

И вот немыслимая для такой разумной личности развязка жизни… Звучат и будут звучать слова о Сергее Рудольфовиче — мы плачем о себе!

А мне почему-то кажется в своем отдаленном от него, что Сергей Рудольфович, столкнувшись с эффектом выражения чувств к нему, ответил бы утцовским:

«Когда умру, то слов не надо!
В них смысла нет, одна печаль.
А для меня они досада —
Я лишь скажу: «Мне так вас жаль!»
Среди ушедших свое место,
В покое вечности и тьмы
Найду свои я интересы,
А там все встретимся и мы.
Когда умру, не надо слов!
В них смысла нет, одна печаль.
Не поднимусь и не скажу —
«Ребята, мне вас жаль!..»

Да простят меня за крамольные строки в эти трагические дни! Они от моего понимания личности безвременно ушедшего… Пусть Господь наш примет усопшего таким, каким он был в жизни!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here