Народ наш, привыкший к темноте камер, бараков и коммуналок, склонен видеть в тусклом свечении ослепительное сияние. Для людей наших и чёрный сухарь — пирожное; хрущёвка — хоромы; лебеда пахнет слаще розы

Но, согласные на кабачковую икру, не прочь они слышать, что чёрная — жуткая гадость. Лакомясь килькой в томате, готовы рукоплескать они всякому, кто скажет, что она деликатес; что жизнь их — просто сахар, и давно пора и остальному миру сделать так же хорошо.

И с замиранием сердца, с затмением мозга, застив глаза творят себе кумира из тельца или истукана. А уж тогда со всей страстью загадочной русской души они верят в то, что неказистый паренек, вынужденный в свои семнадцать носить боты «прощай, молодость!», был мечтой всех окрестных девиц. А его первый разряд по самбо в легчайшем весе расценивают как несравненные спортивные достижения.

В приставленном к крестному ходу чекисте видится им истинный христианин, в директоре клуба — неуловимый разведчик. Хамские разговоры считают они образцами блестящих речей. В устранении пустячных шоу-невзгод грезятся им способности выдающегося управленца, а в посулах — великие дела.

Люди наши провозглашают голубем мира того, кто перессорился со всеми странами и развязал войны. Они твёрдо убеждены: приведший страну в глухой тупик — спаситель нации. Они уверены, что самый богатый на свете человек — бессребреник и аскет.

Они убеждены, что друг крупнейших мафиози, рассадивший по лучшим креслам страны своих никчемушных приятелей и создавший коррупционную лестницу невиданной высоты — гарант закона. И в лучах всеобщего обожания тот, кто ещё совсем недавно был на цыпочках и не богат словами, кто сам себя считал из грязи в князи и не мог поверить в свой сказочный прикуп, приосанивается, распрямляется, раздувается до величия кочки на ровном месте, рака на безрыбье и одноглазого в царстве слепых.

А уж если людям нашим ещё и дать узреть что-нибудь эдакое: парение со стерхами, емелиных щук или объятия с железными волками — то обливаются они слезами умиления и писают кипятком от восторга. И впадают в экстаз, уверовав в то, во что давно уже свято верит сам кумир, -дескать, он старший брат черта и заместитель бога на земле, без которого все немедленно сгинут, провалятся в адские тартарары и сгорят синим пламенем.

Как это там? Король-олень? Нет, король-солнце! Но ведь если на секунду поднять глаза от вечной кильки в томате, если оторваться от одуряющего свечения экрана, то можно увидеть, что король гол, а солнце — керосиновое. Керосину же сколько ни подливай — термоядерного синтеза не выйдет. А вот копоти и чада — хоть отбавляй.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Будет только хуже. Ресурсы страны не безграничны. А потребности олигархов только растут.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here