В бурном океане мирового постмодерна российская власть пытается создать жесткие иерархии.

Она строит лестницу, по которой ходить можно, только поднимаясь со ступеньки на ступеньку — создаёт сословия.

И если описать эту конструкцию на привычном многим языке, то слово «феодализм» тут подойдёт более других. Судите сами.

Есть царь. Есть новые дворяне (феодалы, помещики) — крупные чиновники, имеющие солидную собственность и передающие по наследству свои статусы (титулы) и кресла — примеров сколько угодно. Есть новое купечество первой гильдии — это «олигархи», миллиардеры, солидные торговцы. Есть купечество второй и третьей гильдии — предприниматели помельче. Есть примкнувшее ко всем ним духовенство со своей жёсткой иерархией. Есть силовики — армия, полиция, спецслужбы. Есть мещане — мелкие чиновники, госслужащие, врачи, учителя.

Практически нет интеллигенции — при феодализме её и не должно быть, а люди умственного труда, как правило, находятся в позиции мещанина. Почти нет рабочих.

Все прочие — новые холопы, безземельные крестьяне, почти не имеющие имущества, отрабатывающие барщину налогами и получающие такую плату за свой труд, чтобы только-только покормиться.

Власть почти уже ввела наследование сословных статусов, а перейти из сословия в сословие очень сложно, почти невозможно. И браки почти все — внутрисословные.

Социальных лифтов нет — это миф, есть их видимость — для холопов. Но если кто-то на этих лифтах и поднимается, так это те, кто и безо всякого лифта, идя по лестнице, непременно дойдёт до той же ступени.

Власть пока ещё не придумала только, как в стране с демократической Конституцией прямо наследовать царский трон, но очень старается это сделать.

Отличие от старого российского феодализма, конечно, есть, и значительное — ментальное. Оно заключается в качествах «честь», «совесть», «достоинство», «верность долгу», «любовь к отечеству», полностью отсутствующих у новых феодалов

Что касается «совка», то его давно нет наверху иерархии, среди «элиты», — там совсем другие принципы, система ценностей, цели.

Он сохранился в головах и в повседневности тех, кто находится на нижних ступенях лестницы — мещан и холопов.

Именно благодаря «совку» в головах низов, вся эта конструкция и держится.

Отсутствие рабочих и интеллигенции почти исключает возможность революции, разрушения лестницы.

Но возводимая конструкция настолько противоестественна в 21-м веке, что долго не протянет. Её снесёт бурное море мирового постмодерна.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here