Когда поднимали пенсионный возраст, я думал: «Зачем мне протестовать? Я что — пенсионер?».

Когда расправлялись с подростками, я думал: «У них есть свои родители, пусть и вмешиваются».

Когда сажали тех, кто говорил и писал правду, я думал: «Сами виноваты, нечего зря болтать».

А когда дошла очередь до меня, заступиться было уже некому.

С Днём чекиста!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here