Уж каких только скреп ни придумывали для россиян в последние два десятилетия!

И православие, и патриотизм, и гордость за историю, и верность национальным традициям, и Путин, и Крымнаш, и страх западной агрессии. Все оказались суррогатами, никого не скрепили — разобщили.

Истинная общность, как ей и полагается, обнаружилась сама.

Что связывает сегодня пенсионерку из Урюпинска, питерского профессора и барнаульского дальнобойщика? Восьмидесятилетнего деда и его внука?

Слыша об очередных безобразиях чиновников и олигархов они дружно говорят: «Совсем, бл…и, обнаглели!».

Можно называть это запросом на справедливость, можно — осознанием происходящего, можно — становлением гражданского общества, но суть этого процесса — ненависть к зажравшимся, потерявшим всякий стыд и осторожность богатым.

Скрепа эта не новая — общемировая, она лежит в основании всех революций, хотя одной ее для радикальных общественных изменений недостаточно.

Не скрепа — скрепище!

Она явила себя и в современной России, и вряд ли ее теперь можно уничтожить пропагандой, очередным словоблудием, коренных же изменений ситуации пока не предвидится.

Уничтожить не смогут — попытаются узурпировать, имитируя справедливое возмездие над случайными, над неугодными, над вышедшими в тираж.

Постараются возглавить этот пока ещё не протест, не активное сопротивление, а пассивное недовольство.

Вряд ли получится — ложное всегда ущербно и конфликтует с подлинным, показуха очевидна и смешна.

Но факт остаётся фактом: зарождающаяся ненависть к власти — единственная сегодня и почти универсальная отечественная скрепа. Нехорошая, непродуктивная, но других неподдельных нет — что выросло, то выросло.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here