В течение двух лет в Саратове будет построен большой международный аэропорт

Блогер Вера Афанасьева: Цугцванг, или Как поехать в научную командировку, не изменив Родине?

Собралась я в кои веки раз в научную командировку – на Белорусский философский Конгресс, всего-то на три дня. 

Проблемы начались с текста заявления. Сама виновата – раньше просто написала бы, что расходы берет на себя принимающая сторона и заплатила бы за поездку, как делала это последние восемь лет.

Но после того, как я публично заявила, что в СГУ мы ездим в командировки за свой счет, а руководство университета ещё публичнее, аж в Ленте.ру, обвинило меня во лжи, ему, чтобы сохранить хорошую мину, остаётся либо дать мне командировочные, либо не пускать. Второе явно дешевле, но ведь надо ж исхитриться – у меня именное приглашение, да и заниматься наукой входит в мои обязанности. Думаю: интересно, как не пускать будут?

Заявление на командировку я писала под диктовку моего доброго заведующего, долго и упорно, больше часа, раз десять переписывала – куда-когда-зачем, кто будет заменять эту пару, и ещё вот эту, и вон ту. Пришлось обсуждать-звонить-договариваться с коллегами.

После чего мой добрый заведующий заявление мне НЕ ПОДПИСАЛ – мало ли что? Ведь нынче какие пошли времена? – за всякую подпись-буковку могут поругать, и именно бедного заведующего, так что сначала все нужно проверить-перепроверить.

Опасаясь подвохов с обеих сторон, мой добрый заведующий полдня бегал по административному корпусу, выясняя, как и что нужно сделать, чтобы моя командировка состоялась (не состоялась). И на следующий день предъявил мне потрясающую блок-схему на целый лист, на которой были обозначены все необходимые перемещения, которые я должна совершить, чтобы правильно НАПИСАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ. Жаль, не могу привести фото – обещала не публиковать.

Начать с того, что в заявлении необходимо указать стоимость билетов и проживания, а также общую сумму суточных. А вот, каковы они, эти суточные при поездке за рубеж (Белоруссия ж!), неизвестно никому, кроме некой Мохнаткиной. Посему мне нужно срочно бежать к ней, всего за пару километров, и спросить, какую именно сумму следует указать в бумаге. После чего можно будет продолжить работу над заявлением.

Но это далеко не все – нужна экспертиза текста доклада. А то вдруг моя философская работа содержит секретные сведения, разглашение которых нанесёт урон мощи нашей страны? Но это сущие пустяки – надо просто распечатать текст, а электронную версию выслать по такому-то адресу, а когда специалисты разберутся, что в нем нет военной тайны, собрать всего пять подписей.

Выяснять, как специалисты по секретности поймут, не разглашаю ли я государственную тайну в статье с названием «Постнеклассическая онтология» и с соответствующим содержанием, я не стала и к Мохнаткиной не побежала, а взялась за телефон.

После того, как Мохнаткина не ответила на 12 моих звонков, пришлось браться за другие планово-финансовые телефоны. По одному из них милая дама деликатно объяснила мне, что к Мохнаткиной, к которой меня так настойчиво посылают, я не попаду, поскольку в ближайшие дни ее на работе не будет. А ещё через час, после 35 тщетных звонков (ей богу, не вру!), другая милая дама вежливо ответила мне, что в качестве суточных можно попросить любую сумму, не превышающую 2,5 тыс. в день (я бы и 100 была рада, именно такими были суточные, когда командировку мне оплачивали в последний раз).

Заявление с триумфом было дописано, а мой добрый заведующий все же поставил на нем своё факсимиле. И добавил, что звонил декану – тот командировку мне подпишет, непременно. Но поскольку сейчас его нет, заявление лучше оставить на подпись и забрать завтра. А уж потом я и смогу отправить свой текст на экспертизу, собрать необходимые пять подписей, а затем, если экспертиза будет положительной, завизировать документ у начальника планово-финансового отдела. И вот тогда-то мне и ответят, ЕСТЬ ЛИ в университете деньги на командировки – скорее всего, их нет, но всякое может случиться, а сразу это все равно не скажут, потому что порядок вещей именно таков, а порядок – он и в России порядок.

Пытаясь переломить ситуацию и чувствуя себя настоящим Макиавелли, я написала заявление на отпуск за свой счёт на дни конгресса – и вот тут-то попалась окончательно. Мой добрый заведующий мне такое заявление НЕ ПОДПИСАЛ, но уверил меня, что, конечно же, его подпишет, но только после того, в планово-финансовом отделе мне откажутся оплатить первое – так велел декан. Так что в командировку я непременно поеду, можно не волноваться.

А я совсем и не волновалась – какие волнения, положение-то патовое, цугцванг, надо просто сдаваться. Денег мне явно не видать, как своих ушей. Но чтобы в этом удостовериться, я должна сначала пройти адовы круги инстанций. Как человек себя уважающий и своё время ценящий, делать этого я не буду. Значит, требуемого отрицательного ответа никогда не получу. Но тогда мне и заявление на отпуск за свой счёт не подпишут, Переиграли, демоны.

И вот теперь сижу я и думаю: где-то я уже слышала про столь же многочисленные и так же искусно созданные препоны к приятной поездке – не в сказке ли «Золушка»? И не попросить ли мне политического убежища в демократической Беларуси, пообещав за это объяснить белорусскому народу мою статью?

Поделись новостью:

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий