Обсуждение и утверждение регионального бюджета – одна из важнейших задач областной  Думы, и необходимо правильно к ней подготовиться. Положено по федеральному закону проводить общественные слушания – задача профильного комитета законодательно определить, кто и сколько персонально к этим слушаниям может быть допущен.

Вот существует областной совет судей, а их в области более пятисот человек. И совет просит, чтобы их представителей персонально включили в число допущенных на слушания субъектов. Как показала практика, на уровне федерации участие сообщества судей в обсуждении федерального бюджета  способствует созданию независимой судебной системы в стране, также участие в законотворческих процессах  повышает статус судей как правоприменителей. И строчка в законе «и другие заинтересованные стороны» их не устраивает, они хотят, чтобы их персонально прописали – «совет судей». Первая поправка как раз их персонально исключала, чтобы расширить круг допускаемых к этим самым слушаниям.

В результате, после иронического замечания одной из членов рабочей группы, что непонятно как внесение совета судей повлияет на их статус, произошло два знаковых для формирования процедуры шага. Председательствующий г-н Семенец предложил, «раз уж уважаемые люди просят», допустить их к участию отдельной строкой, но тогда уж определиться, кого именно включать от Совета и «сколько включать штучно», а  заодно исключить из текста закона строку «и другие заинтересованные стороны». Судьи, таким образом, в число «заинтересованных» вошли, пусть и с обиженной фразой «у нас есть и другие способы зарабатывать авторитет в гражданском сообществе региона», а все остальные остались за пределами круга обсуждающих. То-то этакой демократический централизм добавит им авторитета. При этом их представитель публично заверил, что лезть в бюджет, в котором они ни черта не понимают, они и не собираются. Так, для престижу-с поучаствуют. На свои заседания экономистов,  однако, не приглашают. Не правомочны экономисты принимать решения в сфере права. А юристы, особенно судьи, решения во всех сферах принимают.

 Министр экономического развития области Владимир Пожаров в очередной раз продемонстрировал и усердие, и беспомощность, потратив долгое время на согласование с бизнесом расценок на приобретение патентов для мелких предпринимателей, работающих в сфере оказания услуг, портных, парикмахеров и так далее, всего больше сорока видов деятельности, чтобы хоть  таким способом вывести их из тени. Однако, привлекательный на этот год, патент станет более обременительным, чем налогообложение на вмененный доход, как только будет введена поправка на коэффициент дефляции. Пытаясь добиться хотя бы отсрочки такого удара для ИП, г-н Пожаров предложил несколько возможных вариантов – минимизацию коэффициента, отсрочку (до 2017 года) его введения, не введение вообще этого коэффициента на региональном уровне. Однако федеральный законодатель, декларируя на словах, что делает всё для поддержания малого бизнеса, на деле строго присматривает за тем, чтобы регионы не упускали возможности усилить свои бюджетные  возможности, уравнивая ставки за приобретения патента в Саратове и, например, в Перелюбе. Очевидно, что для того, чтобы сделать приобретение патента хоть сколько-то привлекательным видом фискальной нагрузки на МП, решение о балансе цены  на него и эффективности конкретного бизнеса должно приниматься не на федеральном и даже не на региональном уровне, а на уровне муниципалитетов, куда эти доходы и поступают.

Пока таких полномочий федеральный законодатель муниципалитетам не предоставляет. И общественными слушаниями тут ничего не изменишь, хоть привлекай на них Совет судей, хоть не привлекай. Пока не надавила федерация, введение дефлятора на рабочей группе решили отложить. Пока что на год.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here