Саратов не так часто появляется в центральных выпусках новостей и на новостных лентах федеральных информационных агентств. То ли к сожалению, а то ли к счастью. Ведь новость отличается от рекламы, как считал канадский социолог Маршалл Маклюэн, тем, что она всегда плоха по определению, поскольку означает нарушение привычного хода вещей. В этом смысле, наверное, самая счастливая страна на свете – это Монголия, о которой вообще никогда и ничего не слышно. Ну это к слову.

Вернемся к Саратову. Экс-«столица Поволжья» на днях сумела промелькнуть во всероссийских новостных сообщениях, «благодаря» очередному эксцессу, случившемуся в саратовской тюрьме. Точнее говоря, эксцессы происходят периодически, но каждый «слив» про пытки в тюрьмах почему-то заставляет «светиться» в списках штрафников родные (в смысле нахождения на территории Саратова) места. И в очередной рейтинг – на этот раз, лучших российских тюрем в 2014 году – исправительные учреждения столицы губернии опять не попадают.

Учитывая незавидную регулярность подобных информационных поводов, следует уже принимать какие-то меры. И, причем, не сугубо административные, которые, как правило, сводятся к попыткам предотвратить (причем, безрезультатно) утечку любой информации, касающейся исправительных учреждений. Может быть, подойти к этому вопросу креативно? В конце концов, ведь даже не раскрывшееся при открытии Олимпиады кольцо при умелой маркетинговой подаче может стать неплохим брендом. Так давайте пойдем уже проторенной дорогой и попробуем, по заветам психологов, избавится от недостатков путем их превращения если не в достоинства, то в достопримечательности. Раз уже других вариантов отечественная пенитенциарная система не оставляет!

Наличие собственных туристических брендов стало настоящей головной болью для градоначальников. Ведь надо же как-то привлечь внимание потенциальных туристов, чтобы и денег не пожалели на дорогу, и чтобы еще не ославили по всему свету…
Конечно, сейчас стало попроще: туристический кругозор сузился до пределов одной шестой части суши, в связи с чем даже не очень рентабельные уголки российского ландшафта получили давно ожидаемый шанс.

А вот в Саратове с привлекательными для туристов местами в последние годы было не очень. Был мост-рекордсмен. Рекорд перекрыли, мост отремонтировали (впрочем, удачно). Филармония – сгорела, за ней же последовал и старый ТЮЗ. Хорошо, что хоть Парк Победы со знаменитыми «Журавлями» по-прежнему делает Саратов узнаваемым в общероссийском масштабе. Но это все классика. А где же новые? Почему бы в качестве нового туристического бренда города не выступить тюрьме?

Краеведы ломают копья (и кнопки клавиатур) по поводу того, были ли в Саратове Пушкин и Толстой. Мол, в дневниках Саратов упоминается, а документальных подтверждений не осталось, можно все списать на необузданную творческую фантазию. В тщетной попытке расцветить пожухлый туристический портрет города, не украшенный изображениями знаменитых деятелей искусства, приходится хвататься даже за литературных персонажей. Вот и проходят в областном центре уже несколько лет Хлестаковский фестиваль, такой же иллюзорно-невзрачный, как и герой, подаривший ему свою фамилию.

Тюрьма такой безалаберности себе не позволяет. Все подтверждения есть, собственноручно подписанные признания и отпечатки пальцев прилагаются. Немало известных людей «гостило» в стенах саратовского исправительного учреждения, оставив свои фамилии и на городской карте.

Еще до революции умер случайно оказавшийся здесь на пересылке матрос с мятежного броненосца «Потемкин» А.Н. Заулошнов. Небольшая улочка его имени пролегла между Бахметьевской и Белоглинской, благополучно пережив эпоху всеобщих переименований. Впрочем, благодарить за это надо не какую-то особую удачливость, а простую российскую безграмотность, за примерами которой можно далеко не ходить (в прямом и переносном смысле!) – располагается же в самом центре города улица, названная именами итальянских террористов Сакко и Ванцетти… Но с матросами в Поволжье всегда был дефицит, зато почему-то биологи в тюрьме оказывались часто, подтверждением чему являются улицы Вавилова (ну это на уровне банальной эрудиции) и Тулайкова (а вот здесь уже придется «погуглить»).

Другим узникам саратовской тюрьмы, так и нашедшим здесь последний приют, с улицами не повезло – наверное, не нашлось подходящих «лоббистов». По крайней мере, писатель Михаил Козырев и художник Николай Лансере остались только в истории, но не в картографии города Саратова. Хотя, загадывать не будем. Судя по количеству новостроек, дефицит, скорее, грозит не финансовым возможностям их обладателей, а фантазии авторов названий для новых микрорайонов.

Даже Эдуард Лимонов успел оставить свой след в этой тюрьме, правда, сумел из нее выбраться, не дожидаясь печального исхода. Как гласит старый анекдот со знаком «18+», не был, но бывал. Впрочем, в России, как известно, от тюрьмы зарекаться никогда не следует, да и Саратов всегда славился своим радушием… День открытых дверей, понятно, в тюрьмах не устраивают, зато камер для почетных гостей обычно хватает.

Так что список имеет тенденцию к продолжению, а туристический потенциал – к реализации. Осталось дождаться только грамотного и креативного менеджера, который сможет облечь печальную судьбу узников саратовских тюрем в какую-нибудь изящную потребительскую форму, например: «Случайно оказавшись в Саратове, вы останетесь здесь навсегда!» Чем не новый туристический слоган?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here