Работающие на атомной станции (наверное, любой) — совершенно особые люди.

В первую очередь потому, что осознают возложенную на них степень ответственности, как бы это пафосно и избито ни звучало.

…Так получилось, что аэсовцы, как они сами называют себя, окружали меня почти всегда. Начать с того, что я жила почти 20 лет в микрорайоне атомщиков города Балаково Саратовской области.

В конце 80-х годов здесь возвели целый жилой массив для сотрудников Балаковской АЭС, в котором посчастливилось получить новое комфортное жилье и моим родителям.

Несмотря на то, что наша семья не имела непосредственного отношения к мирному атому, он прочно вошел в нашу жизнь.

Район атомщиков — самый зеленый в городе

В том числе — вместе с нашими соседями — дядей Сережей и тетей Светой.

Чем именно занималась эта интеллигентная пара на БалАЭС, мне, тогда еще школьнице, было совершенно невдомек. Но я четко знала — люди они очень значительные.

Инженер по профессии дядя Сережа много никогда не говорил. На работу уходил всегда очень рано, как и его супруга. Потом он надолго уехал в Китай помогать строить атомную станцию в качестве ведущего российского специалиста. У них подрастали сын и дочь — такие же умные, но иногда, как все дети, озорные ребята. В общем, практически образцовая семья.

Света для атомщиков хватит даже ночью

Важно, что оба наших «атомных» соседа очень тщательно следили за своим здоровьем. Об этом можно было судить даже по разговорам о питании. Тетя Света, хоть и не очень словоохотливая, иногда делилась своими кулинарными секретами с соседками. Так, она очень опасалась холестерина и никогда не готовила пищу на сливочном масле. Спустя годы, я поняла, что наши атомщики чрезвычайно дорожили своей работой, допуск к которой был — через специальную медсанчасть, расположенную рядом с микрорайоном.

Пройти обследование и быть признанным годным строгой врачебной комиссией к тяжелой напряженной работе — такое тестирование ждало атомщиков ежегодно. Его, наверное, где-то даже боялись и готовились к нему каждый день в течение года всей своей расписанной по минутам жизнью.

Атомский район наш, расположенный в каких-то 8 километрах от 4-х блоков БалАЭС, рос и хорошел на глазах. Одни названия улиц чего только стоили!

Когда меня спрашивали, на какой улице я живу, то всегда с гордостью отвечала в ответ: «На бульваре Роз!». Роз, правда было сначала не очень много. Все больше шиповник, но тоже очень красиво.

Те самые розы на бульваре Роз

Атомщики не чурались придомовой работы. Всегда были инициаторами ремонта в подъездах, где сами жили, и благоустройства во дворах. В выходной брали лопаты в руки и выходили сажать деревья под своими окнами. Или красили лестничные пролеты в какие-то совершенно креативные расцветки. Это когда у всех подъезды были однотипно-зеленые или, как вариант, — мрачно-синие. А многочисленные субботники, на которые работники станции выходили не по разнарядке сверху, а потому, что делали это, в первую очередь, для себя и своих детей…

Именно поэтому микрорайон, где жили преимущественно работники станции, был одним из самых образцовых и, если хотите, элитных в городе. Большая школа, ставшая затем первой гимназией в городе хоть и де-юре под № 2, два детских сада…

Дети рады обновленному парку

Кстати, первый теннисный корт в городе еще в советское время был сооружен именно здесь. Как и очень приличный стадион с беговыми дорожками, в том числе и для занятий с четвероногими питомцами. И, кстати, спустя многие годы, таким остается и до сих пор.

Это — атомное сердце города с уже разросшимся парком и информационным центром АЭС, куда может зайти любой желающий в любое время и узнать, насколько безопасен мирный атом и приятны в общении сотрудники одной из лучших в стране станций.

Многие спрашивают: откуда атомщики берут свою энергию?

Скажу честно, — не знаю.

Но в том, что это одна из самых чистых и созидающих энергий в мире, — я ни на один «микрозиверт в час» не сомневаюсь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here