В начале был Жириновский. Может быть, не в начале сотворения мира, но в начале сотворения новостей – точно.  Вот и сейчас Владимир Вольфович, опытным взглядом оценив успокоившийся после выборов политический ландшафт, решил, что в России дефицит – и даже не бюджета, а информационных поводов. Ну как ту не внести свою лепту?

Лепта оказалась неожиданной – в этот раз глава либерал-демократов обрушился на… календарь. Не устроил его тот факт, что вся цивилизованная общественность празднует Рождество 25 декабря, а вот россиянам приходится ждать аж до 7 января, причем виноват в этом григорианский календарь.  В своих выводах Владимир Вольфович был вполне конкретен, отчего походили эти самые выводы на пресловутые тезисы (правда, не апрельские, а декабрьские): календарь поменять с григорианского на юлианский, заменить советские серпы и молоты на двуглавые орлы, а гимном России сделать «Боже, царя храни!». Каждая из этих инициатив заслуживает отдельного обсуждения, но подробнее остановиться хочется на первой, связанной с календарем.

У истории с календарем (как и положено!) есть своя предыстория, а есть и дальнейшее развитие событий. Предыстория такова: Россия задержалась с переходом на григорианский календарь по сравнению со своими западными соседями, даже по сравнению с традиционно консервативной Великобританией. Сделала она уже назревший шаг только в 1918 году, когда после 1 октября сразу наступило 15 октября, но зато уж совершила с традиционным русским размахом, перенеся попутно даже даты церковных праздников. Вот и получилось с тех пор, что одни празднуют Рождество 25 декабря, а другие – 7 января, причем в промежуток между этими датами вклинивается Новый Год. Сказать прямо, вряд ли это следует считать наиболее животрепещущей проблемой в политической повестке дня, но Жириновскому, разумеется, виднее.

А следствием эпатажного выступления Жириновского был комментарий со стороны протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, который неожиданно увидел в инициативе здравое зерно. Можно, конечно, еще вспомнить, как несколько лет назад другой священнослужитель – протодиакон Андрей Кураев (ныне опальный) выступил с еще более экстравагантной идеей. Учитывая, что точная дата рождения Иисуса подсчитывалась несколько столетий спустя, и такие подсчеты отличались вполне естественной приблизительностью, Кураев предложил совместить два праздника – светский и духовный. А именно – праздновать Рождество в ночь с 31 декабря на 1 января. Но с такой инновацией церкви согласиться было бы вообще сложно, а вот к идее Жириновского Димитрий Смирнов отнесся очень благосклонно, правда, посчитав, что подобная метаморфоза не найдет понимания у российских граждан.

Но не стоит преувеличивать традиционность мышления российского населения. Для подавляющего большинства православие постепенно становится фактором культурного определения (по принципу – русский, значит, православный), однако не менее важным является принцип совмещения приятного с полезным. Например, верующим быть престижно только в том случае, если это не требует от рядового гражданина каких-то сверхъестественных усилий. Как правило, это выражается в стремлении побывать на наиболее торжественных службах (Рождественской и Пасхальной), но так, чтобы не слишком утомиться, а достаточно оперативно вернуться к праздничному столу. Ибо без праздников себе российский человек жизни не мыслит… Но если с пасхальным столом (который уже постным быть не обязан), этот вопрос решается достаточно просто – да и конкурентов весной у этого праздника нет, то вот с Рождеством сложнее. Дело в том, что зимой гораздо более значимым для россиянина является Новый Год, стол на который уже точно постным не назовешь, а, между прочим – выпадает этот праздник на церковный пост, который длится как раз до Рождества. Вот так и приходится подавляющему большинству «захожан» находится в состоянии морального выбора – между стремлением соблюсти необходимые формальности и желанием отпраздновать Новый Год «как положено».

Поэтому перенос даты Рождества хотя бы эту моральную дилемму благополучно решает. Большая часть населения может благополучно вздохнуть и откупорить бутылку какого-либо небезалкогольного напитка, а попутно нарезать на стол мясных кушаний, не испытывая при этом терзаний по поводу нарушения поста. Проще станет и священникам, ибо приходится учитывать настроение паствы, максимально лояльно реагируя на те небольшие прегрешения, которые допускаются в праздничном угаре.

Так что не исключен тот вариант, что случайное (а, может, и неслучайное?) высказывание Владимира Вольфовича не просто выступает дополнительным информационным поводом, позволяющим не забывать о существовании партии ЛДПР. Не ровен час, как скоро эта идея станет общественной инициативой, на которую придется реагировать уже представительным органам. Так что живем мы в интересное время, в ту самую эпоху перемен, которую не очень долюбливали древние китайцы…

А Саратовской области – так и подавно не привыкать к эпохе перемен. Только что сменив часовой пояс, она вполне готова и к более глобальным переменам. Если уж сдвинуть на час время наступления дня оказалось несложно, то почему бы не сдвинуть на две недели и время наступления Рождества? Как говорится, одним нововведением больше, одним меньше – какая разница!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here