Ровно 25 лет назад страна узнала свою главную мелодию. Это был, конечно,  не «Интернационал», благополучно канувший в Лету вместе с мечтами об установлении коммунизма во всем мире. И даже не гимн, в очередной раз писанный-переписанный Сергеем Владимировичем Михалковым (которого, наверное, пора уже для нового поколения представлять в качестве отца Никиты Михалкова, а не наоборот). Нет, конечно. Это было «Лебединое озеро», которое стало самым запоминающимся саундтреком для тех событий, которые на протяжении трех дней происходили в Москве. В истории они остались под загадочным для современных школьников словосочетанием «Путч ГКЧП», и если слово «путч» чисто интуитивно можно расшифровать в качестве синонима бунта или восстания, то вот загадочная аббревиатура ГКЧП вводит в ступор уроженцев 2000-х годов.

Для справки будущим или прошлым участникам битвы за ЕГЭ (еще одна аббревиатура, правда, более близкая и понятная): ГКЧП – это Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР, создан в августе 1991 года, объявил в стране чрезвычайное положение, которое продержалось ровно три дня, после чего попытка переворота была подавлена, а Советский Союз покатился ускоренным темпом в сторону Беловежской пущи и Союза трех императоров (простите, президентов). Всего лишь один скромный эпизод драматической (а главное – насыщенной датами и событиями) истории России XX века, который вряд ли встретиться больше чем в одном задании из теста. По логике среднестатистического школьника, обреченного, в силу своей склонности к гуманитарным дисциплинам, сдавать историю в качестве залога успешного поступления – факт маловажный и нуждающийся лишь в беглом повторении.

Но то, что абсолютно понятно школьнику, для более взрослых людей представляется не столь очевидным. Все-таки 25 лет прошло, постепенно уменьшается значимость тех или иных исторических событий, а вот путч все равно остается записан на подкорку головного мозга.

Кем же были персонажи этой так и не доигранной пьесы? В первые годы существовало отчетливое мнение, что прагматичные партийные функционеры, болезненно осознававшие неумолимый уход из рук привычных рычагов политического давления. Впрочем, в коммунистических кругах существовала и более сентиментальная версия, будто участники путча были романтиками-идеалистами, верившими в советские идеалы и не желавшие разочаровываться в возможности их претворения в жизнь. Так это или нет – вряд ли получится узнать, пока все документы хранятся в архивах, а очевидцы и участники с проигравшей стороны стараются не вспоминать эту историю. Как говорится, чтобы чего не вышло…

Да и осталось этих самых участников всего трое.

Дмитрий Язов – последний и единственный оставшийся в живых Маршал Советского Союза, в последние годы по-прежнему активен на ниве патриотического воспитания.

Олег Бакланов – в силу возраста (ему в момент путча не было даже 60-ти, что по партийным меркам – буйная молодость) достаточно оперативно оправился после «Матросской тишины» и нашел себя в сфере государственного администрирования, в настоящее время является председателем Совета директоров корпорации ОАО «Рособщемаш».

Александр Тизяков – опять-таки в силу возраста (один из самых пожилых участников путча) давно уже находится на заслуженном отдыхе.

Кто они? По сути, участники так и не победившего восстания, но мало ли таких в русской истории? Одни декабристы чего стоят: восстание с грехом пополам подняли, добиться ничего не смогли, после чего тридцать лет провели в Сибири. Полный набор, необходимый для придания героического статуса. По сравнению с годами каторжных работ и десятилетиями ссылки несколько месяцев, проведенных в тюремном изоляторе, выглядят издевательством над самой процедурой приобщения к фаланге героев. Да и прошение об амнистии, подписанное бывшими участниками путча в 1994 году, после чего они и были выпущены из тюрьмы, сильно подпортило героический ореол.

Ну тут, ради справедливости, следует сказать, что и среди декабристов всяко бывало: писали тоже прошения на имя государя-императора, просили заменить им прозябание в сибирской ссылке участие в Кавказской войне в качестве рядовых. Милостивое разрешение императора и стало причиной скоропостижной смерти целого ряда бывших участников восстания, прежде всего поэта Александра Бестужева-Марлинского. Вот такие вот амнистии подписывались в XIX веке, нынешние по сравнению с ними – верх милосердия. Так и что здесь члены путча как-то не выдерживают сравнения с участниками декабристского движения.

Есть и еще один немаловажный критерий. Любое восстание кроме идеологии должно быть наполнено и эстетикой. Кем был бы пресловутый Зорро, если бы не обладал развевающимся плащом и изящной маской на лице? По сути, простым бандитом. Про Робин Гуда и говорить нечего. Так же и в реальности. Серые пиджаки партийных функционеров не сравнятся по своей эстетической насыщенности с аксельбантами и ментиками молодых офицеров — декабристов, да и возраст немного подкачал. Поэтому стать аналогом декабристов в постепенно трансформирующейся картине российского прошлого им, скорее всего, не суждено. Но, учитывая усиливающуюся ностальгию по советскому прошлому, свои пять минут славы им явно гарантированы.

А мелодию из «Лебединого озера» в современной обработке сегодня повторяли по радио. Так, на всякий случай…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here