Сорок лет спустя ситхи выполнили приказ императора Палпатина. Принцесса Лея умерла. Повстанцы остались без предводителя… 

На самом деле, каждый конец года превращается в очередное подведение итогов, наиболее распространенной формой которого является составление и подсчет некрологов. Особенно в том случае, если печальные события максимально к этому концу года приближены.

Можно конечно составлять различные рейтинги, подсчитывая двадцатку наиболее значимых событий, десятку самых лучших фильмов или сотню наиболее выдающихся личностей и, по сути. паразитируя на исходном стремлении человека к очередному подведению итогов. Ведь новая жизнь итак начинается с понедельника, а тут – целый Новый год. Можно не то что жизнь, а даже посмертное существование начать.

Но вернемся к некрологам. На одном из федеральных информационных сайтов появился даже своеобразный счетчик, призванный сообщать об очередных утратах за текущий год. Показательно только то, что появился он дней за десять до нового года, но вот на цифры на нем уже успели несколько раз смениться. Вот и сейчас, хотя не прошло еще и двух дней со дня смерти Кэрри Фишер (а именно она более известна своей ролью принцессы Леи), как в мир иной ушла мать актрисы (и сама актриса) Дебби Рейнольдс. Похоже, ситхи все никак не утихомирятся.

Между прочим, «Звездные войны» несколькими косвенными ниточками связаны с Российской империей. И вопрос, конечно, не только в том, что Джордж Лукас хотел представить Советский Союз в качестве «империи зла» (хотя такой умысел в годы «холодной войны» вряд ли мог кого-то удивить). А престарелый император уж слишком сильно смахивал на постепенно погружающегося в пучины старческого маразма уважаемого Леонида Ильича… Дело в том, что отец Кэри Фишер Эдди Фишер (успевший попутно побывать еще и мужем Элизабет Тейлор) был сыном эмигрантов из Российской империи, так что если хоть и не русские, то российские корни у принцессы Леи есть безусловно.

Вообще, иногда возникает подозрение, что «золотой» Голливуд 30-х годов наполовину состоял из уроженцев Российской империи. Чего стоит хотя бы Кирк Дуглас (он же Иззи Данилович), благополучно отметивший в этом году столетний юбилей? Или уж совсем парадоксальный факт – знаменитая компания «Метро-Голдвин-Майер» была основано двумя выходцами из России – Самуэлем Голдвином (он же Шмуль Гелбфиш) и Луис Майером (он же Лазарь Меир). Так что хоть русская речь на киностудии может быть и не звучала, но призрак уже не существовавшей на тот момент империи незримо витал над съемочными площадками. Что характерно – эти уроженцы оказались по другую сторону океана вовсе не из-за революции (которая будет отмечать свое столетие через год после Дугласа), а в силу совсем других, в большей степени социальных и экономических причин. Нелегко жилось евреям в империи, поэтому и расстояние от черты оседлости до Америки представлялось не таким уж и большим. А мигрантам так называемой «первой волны» уже оставались места похуже. Поэтому не удивительно, что на студиях, которые возглавляли и на которых играли уже закрепившиеся в новом мире экс-россияне, свежим эмигрантам доставались места похуже. Например, костюмера или художника (впрочем, оскароносного, если вспомнить князя Александра Голицына).

Но не только этим близка голливудская сага к империи. Другую отсылку к дореволюционным временам содержит вторая трилогия «Звездных войн», где принцесса Лея еще не появилась на свет, зато роль основного женского персонажа исполнила Натали Портман. Если посмотреть на ее головные уборы в этом фильме, то почему-то возникает смутное чувство узнавания и аллюзия с русскими сказками. Секрет раскрывается просто – художники по костюмам вдохновлялись фотографиями русских аристократов со знаменитого придворного бала 1903 года, на котором Николай II и его ближайшее окружение актуализировало (в преддверии приближающего трехсотлетия династии) допетровскую Русь. Перезагрузка не удалась. Трехсотлетие оказалось последним юбилеем, который довелось отпраздновать Романовым. А вот фотографии остались, причем активно тиражировались зарубежными издательствами, видевшими в них неповторимую «Russian exotica». Оттуда и достались королеве Падме неповторимые «кокошники» и прочие атрибуты русского национального костюма.

Принцессе Лее так не повезло. Самый запоминающийся ее костюм – это, конечно же, золотой купальник с цепями, присутствующий в последней части оригинальной трилогии. Можно заподозрить Лукаса в изощренном постмодернизме и интертекстуальности, ведь в итоге этими самими цепями принцесса и душит своего протагониста, воплощая в пародийном виде знаменитый тезис Маркса, что пролетариату нечего терять кроме собственных цепей. Впрочем, не стоит слишком преувеличивать интеллектуальный багаж голливудских сценаристов.

А вот сама Кэрри Фишер, хоть и осталась, по большому счету, «актрисой одной роли», но на однообразие в своей жизни пожаловаться не могла. Успешно писала книги, продолжала периодически мелькать на телеэкране, приспособилась к новым информационным технологиям и вела блог. В общем, делала все, чтобы для стороннего наблюдателя ее жизнь ничем не напоминала венценосное существование. Не помогло. Иногда зло настигает в самый неподходящий момент. И вопрос даже не в новой трилогии, где для Кэрри Фише явно было приготовлено несколько сцен, и не в том, что эта смерть трагически предваряет наступление Нового года. Смерть ведь сам по себе несвоевременна, и обладает завидной слепотой. По крайней мере, принцесс среди обычных смертных не различает.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here