Что произошло бы, если убийца Лизы попал в руки поисковиков.

Волонтер Ксения Полежаева, работающая адвокатом, рассказала в соцсети о своих впечатлениях и наблюдениях по итогам поисков пропавшей Елизаветы Киселёвой. В них Ксения принимала личное участие.

Напомним, ученица 3А класса школы №73 Елизавета пропала 9 октября. Ее поиски, в которых участвовали тысячи людей, велись в Саратове почти двое суток. Поздно вечером 10 октября стало известно, что задержан 35-летний Михаил Туватин, который признался в убийстве девочки и показал гараж, где спрятал тело. После этого в городе вспыхнули стихийные акции — искавшие девочку люди потребовали от полиции выдать им убийцу.

Ксения Полежаева вспоминает: когда представители волонтерского отряда «Лиза Алерт» вышли к людям и сообщили о прекращении поисков, ее группа ждала «маршрут». Это распределение участков на местности или же «квадратов», где нужно клеить объявления, прочесывать помойки и подвалы, любые места, где может быть обнаружен человек.

Двое суток эти ребята были заняты поисками. Обнаружили портфель ребенка, колготки, детский лифчик. Стояла задача найти девочку, найти живой. Несли какое-то неимоверное количество скотча для расклейки объявлений, — вспоминает Ксения.

Кофе для не спавших сутки людей был необходим настолько сильно, что когда она предложила термос девочке-волонтеру, та тут же позвала подругу, чтобы поделиться, будто не веря своему счастью.

Нереальная толпа, более тысячи человек, из которой большая часть — это молодежь. Все они только что искали девочку в таких местах, о существовании которых нормальный человек даже не подозревает. Мы очень хотели найти Елизавету живой, хотя мозгами понимали, что шансов становилось все меньше. Но сердцем еще надеялись. И когда нам сообщили о ее смерти волонтеры… Знаете, я никогда не видела огромной толпы, пришедшей в такое состояние. Эти гаражи, где все произошло, они находились рядом с 24-й школой, где был штаб поисков во второй день. Люди молодые, горячие, они ринулись туда, но по их лицам было видно — они не совершат самосуд, — уверена Ксения.

По ее мнению, там в этот час собрались не какие-то опьяненные, а вполне адекватные люди. Их общим чувством было, скорее, оцепенение, в гаражах стояла толпа разочарованных молодых людей, миллениалов, поколения конца 90-х и начала 2000-х.

Ксения считает, что у молодежи к моменту, когда стало известно о гибели девочки, просто накопилась психологическая усталость, сдали нервы, увеличилось во много раз разочарование во всем. Но палачей, готовых растерзать убийцу Лизы, среди них не было. Она считает, что убивать Туватина люди не стали бы.

Ксения рассказала, что объясняла ребятам, как ведется следствие. Как юрист, она пояснила, что еще днем 10 октября, когда подозреваемый был уже задержан, людям не сообщили об этом и о нахождении тела погибшей Лизы не из-за недоверия, а потому, что нужно произвести следственные действия. При этом молодежь задавала ей вопросы, на некоторые из которых адвокат даже не знала, как ответить.

Ксения отметила, что на поиски ребенка приехало очень много молодых людей, таких «бабушек, как она», в возрасте 40 лет, было достаточно мало.

Женщина рассказала, что открыла для себя воочию другую сторону жизни — выяснилось, что люди в одном городе живут очень по-разному.

В Саратове, в частности, она увидела много мест, где живут бомжи. Так, поисковики обнаружили целую колонию людей, которые, как в постапокалиптических фильмах, живут на заброшенном заводе. А еще Ксения выяснила, что в городе есть очень много открытых подвалов, куда нельзя заходить в одиночку.

Я очень удивилась наставлениям волонтера — лезть в проемы не в одиночку, а чтобы несколько человек спустилось, а кто-то еще остался снаружи… Этого же не может быть? Еще в заброшенном коллекторе ребята нашли бедолагу, который поселился там вместе с мебелью и своей кошкой. Это ужасно, и мы этого не видим, — отметила волонтер.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here