Споры о компенсациях за разрыв контракта по вертолетоносцам «Мистраль» между российскими и французскими властями велись последние 9-10 месяцев и, наконец, обе стороны пришли к соглашению, которое устроило всех. Но какая из сторон потеряла, а какая на самом деле выиграла от сделки?

В среду вечером пресс-служба Кремля сообщила о том, что французские власти расплатились с российским Министерством обороны за разрыв контракта по двум вертолетоносцам типа Mistral.

Точные цифры возращенных России средств официально не назывались, но на сайте Администрации Президента РФ говорилось о возврате аванса за оба корабля, а также о снятии и передаче России всего установленного на вертолетоносцах оборудования. А, тем временем, «Коммерсант» 6 августа сообщил о сумме перечисленных РФ средств в размере 1,1 млрд евро.

Денежные споры

Российская сторона настаивала на возврате 890 млн евро уплаченного французам аванса, 300 млн евро – компенсации за убытки, понесенные в результате создания портовой инфраструктуры и адаптации судов под вертолеты Ка-52, а также еще 60 млн – стоимость российского оборудования, установленного на вертолетоносцах.
Общая сумма, требуемая нашей страной за отказ от контракта по вертолетоносцам, составляла 1,25 млрд евро.

Французы, в свою очередь, ранее соглашались с возвратом аванса (890 млн) и максимальной суммой неустойки, которая не могла быть превышена по контракту (так заявлял Париж) более, чем на 250 млн евро. Максимальная сумма, которую готовы были выплатить французы – 1,14 млрд евро.

Общий размер расходов на корабли, которые власти Пятой республики отказались отдавать РФ, каждый месяц составлял для верфей Сен-Назера по 3 млн евро. Начиная с октября-ноября прошлого года эти расходы составили примерно 30 млн евро.

Сколько потерял Париж?

Всего отказ от продажи «Мистралей» европейской стране обошелся в 1,13 млрд евро. Это выплаченная РФ сумма в 1,1 млрд евро, плюс 30 млн на содержание кораблей. Из возвращенных России средств 890 млн — аванс, полученный от Рособоронэкспорта, а вот 210 млн — чисто французские деньги, переданные нам за издержки.

Что теряет при этом Франция? Упущенную прибыль в 310 млн евро, ведь сделка по двум кораблям оценивалась в 1,2 млрд. А если бы РФ построила два других корабля на своих верфях по французской лицензии, то еще 200-300 млн евро.
Помимо этого, Пятая республика может потерять в будущем выгодных клиентов, ведь в такой критической ситуации французы показали, что заключать с ними контракты не всегда надежно.

Если корабли никто не купит, по-видимому, французам нужно будет самим платить свои кораблестроителям. Пусть для «своих» это будет не 1,2 млрд евро, но наверное дешевле, чем в 900 млн, они им не обойдутся.

В итоге, при самом неудачном раскладе Франция теряет около 1,3-1,4 млрд евро реальных денег плюс 1,4-1,5 млрд упущенной прибыли, а также имидж надежного кораблестроителя и поставщика военной техники, не считая при этом денег на достройку и переделку кораблей под текущие нужды Парижа.

Что потеряло министерство обороны РФ?

Из вышесказанного вытекает, что наше минобороны не дождется суммы в 150 млн евро, ведь Россия требовала 1,25 млрд, а получило 1,1.

Что не потеряло минобороны РФ?

На самом деле, расходы минобороны совсем неверно считать в евро. Ведь большую их часть оно тратило в рублях, причем по курсу примерно в 42 рубля за евро (2011 – начало 2014 года) и тут нам на руку играет разница валют, резко поменявшаяся в конце прошлого года.

То есть все «потери» российского оборонного ведомства неверно переводить по текущему курсу в 69 рублей, а логично перевести по 42 рубля за единицу европейской валюты.

Так, российская сторона передала французам в 2011 году 890 млн евро по курсу в 42 рубля, то есть примерно 37,4 млрд рублей, а обратно получила в 2015-м 1,1 млрд евро по курсу в 69 рублей, то есть примерно 75,9 млрд. Таким образом, чистая прибыль в данной ситуации составляет 38,5 млрд рублей.

Теперь из этой прибыли надо вычесть 150 млн евро «потерь», которые логичнее считать по курсу в 42 рубля, так как почти все эти средства были потрачены Россией до подорожания европейской валюты. Выходит 6,3 млрд рублей.

Но эти расходы можно таковыми считать только с учетом того, что снятое с «Мистралей» оборудование, а также создание портовой инфраструктуры и обученный для вертолетоносцев экипаж никак не пригодятся минобороны РФ.
Таким образом, при самом невыгодном для РФ сценарии оборонное ведомство остается «в плюсе» на 32,2 млрд рублей или, по курсу евро на сегодня, примерно на 470 млн евро.

Очевидно, что «заработанные» 470 млн евро, а также возвращенные 890 млн пригодятся российскому флоту. При этом не стоит забывать о создании «морской версии» вертолетов Ка-52, которая наверняка не пропадет «втуне». Спасибо добрым спекулянтам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here