Все личные свершения начинаются в понедельник, а все общественные – с 1 числа какого-нибудь месяца. Чтобы не отходить от этих традиций, Совет министров республики Беларусь с 1 апреля решил установить четкий порядок соотношения средней зарплаты руководителя и средней зарплаты в организации в целом. Теперь различаться эти цифры могут не больше, чем в восемь раз, да и то — при самых благоприятных обстоятельствах. А если не выполнены показатели эффективности данного предприятия, либо темп роста зарплат превышает темп роста производительности труда – то не больше, чем в три раза.

Учитывая, что Россия в последнее время к Беларуси прислушивается – то союз какой-нибудь заключит, то должок очередной простит – может и в это раз пример «братской республики» окажется заразителен.

Почему бы и нам не завести подобное новшество? Во-первых, коэффициент соотношения, а во-вторых, саму идею того, что зарплата начальства должна быть привязана к выполнению определенных обязательств. Никто, конечно, уже и не говорит о «золотых парашютах», с которыми спрыгивают некоторые предприимчивые топ-менеджеры с нерентабельных авиалайнеров отечественного бизнеса. Начать хотя бы с зарплат местных саратовских начальников и чиновников. Если добрые беларусы все равно исходят из того, что зарплата начальника в три раза, как минимум, зарплату подчиненного превышать должна, то в случае с России можно обойтись и без таких благородных порывов. Нижний предел можно и не обозначать. Как говорится, сюрприз будет.

Интрига, конечно, заключается в том, что арифметика подсчета средних зарплат в отечественной бухгалтерии представляет собой штуку, посильнее «Фауста» Гете, как говорилось в одном классическом произведении. Кого ни спроси – ответы, намекающие на опасную близость к прожиточному минимуму, способны только навеять уныние, но легким движением руки в средствах массовой информации возникает средняя зарплата, которая пробуждает в сердце долгожданный оптимизм. Правда, смешанный с некоторой толикой подозрительности и самокопания. Ведь если это – средняя зарплата, то почему я получаю значительно меньше? То ли тружусь плохо, то ли густой дым рабочих будней мешает по достоинству оценить власть предержащим степень моих стараний…

Что интересно – на примерах самих начальников выявленная математическая закономерность дает сбои. Неожиданно выясняется, что работают они практически с благотворительными целями, едва ли не себе в убыток, а тем, что собственноручно заработано непосильным трудом, сразу же делятся. С людьми. Причем, с близкими. С родственниками, одним словом. В общем, циркулирование капитала в природе идет полным ходом.

Но оставим математические экзерсисы начинающим студентам мехмата и опытным сотрудникам налоговой полиции, которые увлекаются разгадыванием подобных шарад. Дело ведь в другом – как именно замерить эффективность предприятия или организации. Возьмем для примера областных министров. Тоже ведь начальники, причем не из последних, да и в подчинении не одно предприятия, а десятки и сотни. Вот пусть и соотносят свой уровень доходов с аналогичным показателям своих собственных подчиненных. Ну и, конечно, про показатели эффективности не забывают.

Например, есть в Саратове Министерство молодежной политики, спорта и туризма, которое по всеохватности своих направлений деятельности способно затмить правительство не самой последней европейской страны. Но эта же «многостаночность» порождает вполне резонный вопрос: «А где же взять такие критерии, чтобы оценить, во сколько же раз заработная плата уважаемой Наили Булатовны должна соотноситься со средней зарплатой ее подопечных?»

Может быть, сколько детей и взрослых вышли на «Лыжню России», причем не из-под палки (лыжной!), а в силу имеющегося в свободном доступе инвентаря, да и просто желания (подкрепленного умением) подышать свежим воздухом на лыжной прогулке? А может быть, сколько туристов оказались в Саратове не просто в силу вынужденной посадки самолета или внеплановой высадки на обваливающийся саратовский пирс, а по собственному, добровольно выраженному желанию? Либо же, стоит наконец выяснить, сколько же молодых людей, возросших на просторах области, занимают активную гражданскую позицию, а не полагаются на возможности своих родителей при их трудоустройстве на нормальную (то есть высокооплачиваемую и «непыльную») работу?

Или у министра природных ресурсов Дмитрия Соколова стоит поинтересоваться ответом на вопрос: «Сколько видов растений и животных удалось вычеркнуть из областной Красной книги?» Причем, вычеркнуть не в силу того, что незачем давно вымершими животными забивать полезное издание…

А для министра культуры вечно актуальным будет вопрос о разнице между сгоревшими и построенными учреждениями культуры в рамках одного, отдельно взятого региона. Хотя стоит сюда еще добавить подсчет количества детей, отправленных на фестивали исполнительного искусства за счет региона, а не за счет родителей.

А уже на основании ответов на эти вопросы можно определять – достоин ли руководитель того, чтобы получать больше средней зарплаты своих подчиненных в восемь раз или в три раза. Может быть, пропорция должна быть обратной, и занимать до следующей получки стоит именно ему? По крайней мере, и стимул появляется что-то делать, и осознание того, что не зря ешь свой хлеб, тоже приходит. Пусть и не сразу.

Все четко и конкретно. И никаких отписок по поводу проведенных совещаний, круглых столов, методических семинаров, наличие которых позволяет утверждать, что не зря жизнь прожита жизнь, получена зарплата и выполнено очередное поручение правительства. Сбудется ли когда-нибудь эта мечта? Или 1 апреля – по-прежнему никому не верю?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here