Когда-то Сергей Довлатов опубликовал повесть «Наши», в которой он непринужденно вписал в сообщество «своих» то многообразие уникальных типов, которыми был богат район Брайтон-Бич. Причем, категории национальности или происхождения играли в данном случае не самую важную роль. Скорее, подчеркивалась некая близость на ментальном уровне, трудно уловимая рационально, зато тонко чувствуемая. Не Сергей Донатович придумал подобный критерий и, как показывает практика, не он последний использовал его. Только из сугубо литературного приема такой способ соотнесения зачастую имеет свойство превращаться вполне в официальную стратегию, что и было в очередной раз доказано в начале марта.

На очередном заседании Священного Синода был расширен перечень святых, которые включены в официальный православный месяцеслов. Одним из таких святых стал покровитель Ирландии Патрик, отныне ставший в православии Патрикием. Впрочем, данное изменение произношения вряд ли стоит считать оскорблением ирландцев просто потому, что сам Патрик-Патрикий по своему происхождению никакого отношения к Ирландии не имеет.

Да, проповедовал он там, причем использовал трилистник для демонстрации принципа Святой Троицы (в связи с чем любопытно, не должны ли рассматриваться попытки отыскать четырехлепестковый трилистник как еретическое отрицание достижений Никейского собора? Вопрос для отечественных богословов!). Но сам родился в Риме, а время его жизни – к счастью или к сожалению – пришлось на те времена, когда определенные трения между иерархами Запада и Востока уже существовали, но на единстве христианской церкви пока никак не сказывались. Иначе говоря, было это все задолго до 1054 года, который подвел черту под существованием единого христианства. И, как пелось об этом в одной старой песне, «каждый пошел своей дорогой, а поезд пошел своей».

Праздноваться его память будет 30 марта, поэтому у тех, кто не успел насладиться зелеными цветами и ирландской музыкой 17 марта, будет еще один шанс.

Чем считать подобный шаг? С одной стороны, восстановление исторической справедливости, с другой – экспансия в сторону прошлого. В конце концов, прошлое у христианских церквей – общее, поэтому почему бы им не воспользоваться (с небольшой поправкой на разницу календарей). Тенденция вполне очевидная, ведь почитается же князь Владимир Святославович (да, тот самый, который «Викинг») не только православными, но и католиками – в силу того, что жил до разделения церквей. А если еще и поднимается вопрос межкультурной конкуренции, то тем более стоит

попробовать. Ведь немалое количество людей в России этот праздник отмечают, а в целом ряде городов проходят и посвященные святому Патрику музыкальные фестивали. Как считал еще французский социолог Пьер Бурдье, ни один ресурс не должен пропадать впустую, поэтому и таким значимым культурным ресурсом разбрасываться не стоит. Надо только перевести его на отечественные рельсы, сделать частью православной (простите, российской!) культуры, и тогда все будет в порядке.

Впрочем, как говаривал еще Александр Сергеевич, «его пример – другим наука». И вопрос вовсе не в дяде Евгения Онегина, о котором шла речь в бессмертных строках, а о траектории перевода иностранных святых на отечественный лад. Вслед за святым Патрикием (именно так теперь стоит называть его, и пусть ирландцы переучиваются!) может настать пора святого Валентина. Сколько можно бороться с посвященным ему Днем всех влюбленных? Не лучше ли просто включить и этого святого в православный канон, а праздновать 14 февраля, например, день любви к ближнему. Подмена незначительная, не каждый даже обратит внимание на разницу, а роль иностранного влияния заметно уменьшится.

Ну и тогда можно приниматься, наконец, за Хэллоуин, он же – Вечер всех святых (ведь именно так переводится его название). В конце концов, сам День всех святых – уже давным-давно входят в православный месяцеслов, так почему бы немного не расширить его тематику. Конечно, костюмы «нечисти» вряд ли будут допущены на праздник, но вот костюмированные представления с переодеванием, например, в богатырей или других персонажей отечественных сказок – вполне допустимы. А тут для пресловутых «Светильников Джека» найдется место – служить объектом приложения богатыркой силы. Вот только от имени «Джек» лучше избавиться, точнее, тоже перевести его на русский язык – и тогда получится; Джек – Яков – Яшка. Совсем другое дело! Вместо «Светильника Джека» – «Яшкина лампа» – так сказать, наш ответ Чемберлену…

Так что несколько нехитрых движений и вместо противостояния уже привычных для молодых россиян праздников с сомнительной родословной появляется длинный перечень вполне народных и уходящих корнями в глубокую древность народных обычаев. Как показывает практика, несколько десятилетий – и никто уже не вспомнит значение Хэллоуина, а также иностранные коннотации Патрикия и Валентина (последнего, кстати, даже переименовывать не придется).

Не прошло и нескольких лет, как широко используемый в западной культурной политике принцип «мягкой силы» добрался и до родных пенатов. Наверное, стоит считать его определенной ступенью развития, которая отменяет прямую конфронтацию и переносит любое межкультурное противостояние в сферу смены акцентов, игры на полутонах и нюансах. Констатировать стоит только одно – жить в очередной раз станет интересней, или, как говорил еще один классик, «лучше и веселей».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here