На самом деле наследственная форма правления только в примитивно понимаемой  демократии наделялась негативными чертами. Платон и Аристотель, например, считали, что передача власти по наследству вполне может быть неплохим общественным явлением. Да зачем так далеко ходить? Еще в начале XX века немецкий философ Макс Вебер считал, что в монархии есть свои положительные черты, прежде всего, подготовленность следующего правителя к исполнению своих обязанностей.

И даже сейчас, когда демократия, казалось бы, безапелляционно празднует победу в политической сфере, монархии никуда не деваются. В Европе чуть ли не половина стран по-прежнему наслаждается наличием королей (которые, как известно еще со времен королевы Виктории, «царствуют, но не управляют») и не собирается от них избавляться. Все вопросы возникают исключительно по поводу денег – не слишком ли большое содержание для правящей семьи закладывается в государственный бюджет? В общем, традиции остаются традициями, и все готовы с этим мириться.

Другое дело – бизнес. И даже не на заморских территориях, где всякие Рокфеллеры и Ротшильды уже не первый век тихо плетут свои финансовые сети, а в России, где всему предпринимательству – без году неделя. Если верить журналу «Forbes», то у нас уже появились свои предпринимательские династии, причем их так много, что можно смело говорить о возникновении новой экономической аристократии. Нет, конечно, есть давние традиции (куда же без них?) – всякие купеческие династии типа Морозовых или Рябушинских, но все они сгинули в пламени революции и последующем пепле эмиграции. Так что новая аристократия – это исключительно продукт постсоветской России, поэтому и людей там пока немного (имеется в виду в конкретной династии), да и традиции пока не сформированы.

Можно долго говорить про отдельных представителей новой элиты, которые пишут песни (и спонсируют все затраты, связанные с их исполнением), либо заседают в различных законодательных собраниях, но вопрос не в этом. А в том, что есть единые алгоритмы возникновения элиты – единые, независимо от того происходит дело в раннем Средневековье или в поздней России. И назвать этот алгоритм можно трехступенчатым.

Первая ступень – это стадия первоначального накопления капитала. Родоначальник, который впоследствии наделяется всеми положительными чертами и вообще преображается в мифологического персонажа, зарабатывает/ворует/накапливает (нужное подчеркнуть) энную сумму денег. Понятно, что при первоначальном накоплении все средства хороши, поэтому идеализировать представителей первого поколения не стоит. Это сильные, но беспринципные люди, которые своим примером доказывают аксиому об американской (ну или российской) мечте. В России это поколение сформировалось в 90-ые годы, было прорежено в 2000-ые и теперь оставшиеся благополучно пожинают плоды затраченных усилий, постепенно отходя от дел и приходя к отдыху. Впрочем, деловую хватку не пропьешь, поэтому держать все в своих руках они еще будут долго.

И дело не только в них, но и в следующем поколении, для которого давно было придумано название «золотая молодежь». Выросшие в условиях относительного благосостояния и абсолютной вседозволенности, они будут прожигать свою жизнь до тех пор, пока позолота не обвалится, и сквозь нее не проглянут другие металлы, не столь благородные. Для многих династий существование на этом поколении и заканчивается, а самим они становится лишь предметом узко-исторических исследований. Конечно, всегда есть исключения, и многие родители, зная о подобных закономерностях, воспитывают своих детей совсем по-другому. За это честь им и хвала. Но общий алгоритм все равно не отменишь.

Те немногочисленные представители второго поколения, которые сумеют дожить до зрелого возраста и при этом не растранжирить доставшееся имущество, дадут жизнь третьему поколению.

Это поколение еще в детстве насмотрится на «выкрутасы» своих нерадивых родителей и поэтому будет относиться к доставшемуся состоянию гораздо осмотрительнее и бережнее. А кроме этого (не зря же постепенно воспитывается самосознание элиты) они начнут испытывать социальную ответственность по отношению к тому обществу, в котором живут. Будут тратить деньги на благотворительность. Основывать музеи и картинные галереи. Может, еще что-нибудь придумают, учитывая наступление информационного века.

Так не раз было в средневековом обществе – когда внук разбойника с большой дороги становится выдающимся меценатом и покровителем искусств. Тот же самый этап прошло и американское общество, где обросшие ковбои с золотых приисков давали жизнь образованным предпринимателям, чувствующим себя своими среди европейских аристократов.

Главное в этом алгоритме – чтобы вообще удалось дожить до третьей ступени, которая с лихвой искупит издержки первых и двух. Перефразируя Никиту Хрущева, который утверждал, что нынешнему поколению советских людей уже придется жить при коммунизме (дело было в 1961 году), можно сказать, что нынешнее поколение постсоветских людей тоже до этой ступени доживет. Остается только скрестить пальцы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here