Я обычно не читаю советских газет. В них часто публикуют свои доносы неприятные  мне люди. Как выяснилось, иногда претендующие на власть и при этом остающиеся анонимами. Но когда донос написан на тебя, читать всё-таки приходится. Особенно когда пасквиль призывает самоопределиться в чисто советских традициях: «С кем вы, мастера пера?» К счастью, ни журналистом, ни мастером пера я себя не считаю, что освобождает меня от необходимости быть доносчиком и подлецом.

Независимой журналистики в этом городе нет, как практически нет ее в этой стране. Независимая журналистика предполагает строго регламентированное кодексом журналисткой этики и очень профессиональное изучение фактов и информации о социальной жизни с максимально доступных сторон (как минимум с трех точек зрения и от трёх разных источников) и изложение их в максимально нейтральной форме. Возможно, я что-то путаю, говорю же, я не журналист. Я так вижу. Профессиональная журналистика существует там, где реально существует гражданское общество, и, по идее, должна быть независимой как от властных структур, так и от олигархических финансовых групп. Если таковой нет в Саратове и в России, это не значит, что её не существует в принципе.

Скажу вам по секрету, господин «неизвестный друх», я по профессии социальный психолог, у которых тоже есть свой профессиональный кодекс и тоже довольно жесткий. В течение многих лет несколько месяцев в году работаю психологом, социологом и райтером в избирательных кампаниях, чаще всего за пределами региона. При этом я исхожу из гипотезы, что общество в нашей стране не здорОво, нуждается в социально-психологической массовой коррекции, а менее всего здоровы те, у кого появляется жажда вхождения во власть путём избрания в депутаты. И эти люди нуждаются в определенной психологической коррекции, в частности, в умении слышать группу тех людей, от лица которых они намерены избираться, и строить целевую структуру своей деятельности на основе услышанного.

Это такие рациональные социально-психологические технологии, которые в принципе настроены на то, чтобы корректировать психологическое состояние общества на уровне массовых процессов, в идеале работающие на то, чтобы в социуме увеличивалась прослойка людей, которые строят рациональную систему целеполагания и деятельности, в которую входят цели  жизнеобеспечения не только кандидата, но и поверивших ему людей. Понимание этой фразы, подозреваю, слишком сложно для моего неизвестного «друха».

Предполагается, что психолог как минимум умеет сам слышать других людей и умеет научить этому другого. Поэтому важнейшим элементом этой технологии является социально-психологический инструмент, который называется «фокус-группа». Суть его в следующем: собирается группа людей, принадлежащих к разным стратам социума в границах определенной территории, и опрашивается о том, какую роль в их жизни играет власть и определенные фигуры во властном поле, какие претензии у них к этим конкретным фигурам и что бы они хотели изменить в этих отношениях. Потом на основании отчётов об этих исследованиях формируется программа кандидата, и он проходит курс по личностному присвоению этой программы для того, чтобы максимально убедительно изложить ее в этих группах с тем, чтобы избиратели ему поверили. А поверить можно в основном тому, кто сам верит в то, что говорит публично. Есть такие бессознательные механизмы психики, которые позволяют практически каждому увидеть, правду говорит человек или нагло врёт.

А на основе другого механизма человек, много раз повторивший то, во что сам по необходимости поверил, потом, хотя бы на время, приобретает привычку реализовывать те планы и ценности, о которых много раз публично сообщил многим людям. Но это в идеале.

Уровень мифологичности массового сознания в нашей стране давно зашкаливает. Этому активно способствуют средства массовой информации, в которых не осталось профессионалов, работающих на создание рациональной стратегии общественного развития. Остались небескорыстные творцы мифов, прикрывающие деятельность по разрушению общества в интересах различных властных и финансовых групп, которые всё чаще неотличимы друг от друга.

За мою двадцатилетнюю практику участия в избирательных кампаниях только один клиент смог с первого раза четко определить истинные цели своего выдвижения в кандидаты: «Я научился зарабатывать деньги и строить комфортную жизнь для себя и близкого круга. Но я не могу счастливо жить среди нищих и несчастных, мне некомфортно. И я хочу войти в круг людей, принимающих решения, в элиту, с тем чтобы помочь этим людям жить комфортнее». Самое удивительное, что он не врал. Я могу профессионально определить степень вранья, даже если человек врёт сам себе. Это основной элемент психологической коррекции – создание навыка говорить правду хотя бы одному человеку – самому себе. Это очень трудная, но решаемая задача.

Это был человек, решивший стать депутатом всего за год до окончания срока полномочий регионального законодательного собрания. И за этот год он, единственный из моих клиентов, выполнил все свои обязательства перед избирателями своего депрессивного округа: построил кинотеатр, здание для функционального центра и открыл сборочное производство на полторы или две сотни рабочих мест. Не без выгоды для себя, естественно. Кинотеатр стал самым посещаемым публичным местом в городе со стотысячным населением – цена на билеты не равнялась на московский уровень, а была на уровне доступности для жителей. Производство тоже стало приносить устойчивую прибыль и налоги в муниципалитет. А функциональный центр приносил арендную плату за использование его помещения. При этом его основной бизнес не имел никакого отношения к строительству, и местная власть еще и нажилась на его ошибках, поскольку опыта околовластного «мухлевания» вокруг строительной деятельности в сговоре с муниципальной  властью у него было недостаточно. Его, естественно, легко избрали на второй срок, и он реально сегодня самый уважаемый публичный персонаж от власти в округе. Заодно необычно высок и авторитет партии власти в этом же округе. Но это как раз редкий случай, близкий к идеальному.

В последнее время во власть через депутатское признание все чаще рвутся субъекты, пораженные синдромом «ротожопия», готовые сожрать все символические капиталы и ценности, присвоить их и монетизировать. Символический капитал, например, облик исторического Саратова, не может принадлежать кому-то персонально, никто не может построить уродливое офисное здание напротив Крытого Рынка или ресторацию по диагонали от здания Краеведческого музея, чтобы снимать с этого личные барыши. Общественность для того и существует, чтобы решать, как  использовать выгоду удачного места в общественных целях.

 Для этого существует и общественная палата, в частности. Для этого задумана и «Политкухня» как инструмент общественного диалога.

И не пригласить господина Ландо в ситуации жесткого наезда на него на нейтральную, но публичную площадку было бы неправильно.

Я подписался под обращением с пожеланием уйти в отставку с поста председателя Общественной палаты не из-за принадлежности к какой-то группировке Саратовских псевдоэлит. Поскольку подлинной элиты в саратовском социуме (обществе) практически нет, я просто брезгую участием в каких-то группировках, более похожих на преступные клики или ОПГ. Кстати, к сведению господина анонима от четвертой как бы власти, о том, что сайт «Новости Саратова» якобы принадлежит Денису Фадееву, я узнал из его неподписанного материала в жанре доноса.

Видимо, г-ну Фадееву должно польстить сравнение с кукловодом Сурковым. Думаю, он пока мелко плавает, Денису еще учиться и учиться, да и, похоже, он не чеченец корнями. Кроме того, уверен, что у него в Кремле другие кумиры.

Меня пригласила к сотрудничеству с этим сайтом дама, безусловно принадлежащая к подлинной городской элите, дружбой с которой я очень горжусь и которая тоже не знакома с господином Фадеевым. Пригласила на очень определенных условиях. Я не состою в штате этого информационного ресурса, но, поскольку активно сосуществую с разными субъектами и организациями в социальной среде этого города, занимаю определенную позицию к определенным событиям, я беру на себя труд описывать в текстах это свое отношение. Отношение мое чаще всего критическое, поэтому администрация сайта вправе принять мой материал или не принять. Если материал принят, то мне выплачивается за него гонорар, «не велик и не мал», но согласованный. Он не обогащает меня, но дает свободу говорить от своего имени не бесплатно. Возможно, это создает мне иллюзию свободного человека, но работа с иллюзиями – моя основная профессия, я всегда оцениваю их с позиции болезненности или благотворности для каждого конкретного, отдельно взятого человека или группы людей.

Так вот, еще раз к господину Ландо. Я подписался под призывом о его отставке не из чувства принадлежности к какой-то провластной группе или протестной клике, а из профессиональных человеческих соображений. Я часто бываю на заседаниях Общественной палаты и много раз с довольно резкой иронией писал о деятельности господина Ландо. Я убежден, он занимает не свое место по многим соображениям. Во-первых, он не умеет слушать и слышать людей, не заняв определенную позицию, «включив нейтралку». Его позиция всегда провластна и вовсе не имеет того терапевтического эффекта, который он себе приписывает. Он, в силу возрастных особенностей, хорошо слышит только себя самого, любимого, и готов разговаривать сам с собой о гражданском обществе часами, не обращая внимания  на то, что его давно никто не слушает. Когда заседания палаты проводит кто-то из его замов, они чаще всего проходят гораздо быстрее и конструктивнее. Например, я был в восторге от того, как провел заседание, посвященное конкретным проблемам слияния медицинских учреждений, господин Утц.

Но в силу почтенного возраста и наличия реальных заслуг, о которых рассказывают люди  в бытность г-на Ландо на посту уполномоченного по правам человека, он имеет право на уважение. Возраст наступает на каждого человека, отнимая у него не заслуги, а необходимые качества и умения. Александру Соломоновичу пора признать это и уйти самому.

У меня были собственные вопросы к Александру Соломоновичу. Но, встретившись с ним, я увидел, что он знает о том, что его будет расспрашивать о чем-то человек, нелояльный к нему и не раз выражавший эту нелояльность публично, в своих текстах. И он заранее защитился от этой потенциальной нелояльности заготовкой ответов на любые вопросы. Такова его позиция. О том, что у него нет умения слышать вопросы и отвечать на них, любой человек мог увидеть из его ответов. То, что он на моей кухне делает отчет правительству о своей работе, тоже видно.

Но, несмотря на это, уходить ему или нет должны решать члены общественной палаты, а не местные олигархи.

Я считаю, что он в силу возраста руководит палатой непрофессионально. Но на кухне у каждого свое мнение, и кто я такой, чтобы навязывать своё? Я разливаю чай даже противникам, а какой мне противник  Александр Соломонович?

Подвожу итог неоткрытых прений. Господин Некто пытался пригвоздить вице — губернатора Дениса Фадеева за то, что он предоставляет слово журналистам от оппозиции. Это называется «пукнуть в воду». Я даже подписываю свои эссе «бродячий философ», и рубрика, в которой меня пускают на сайт, называется «наши колумнисты», то есть я человек, свободно выражающий собственное мнение, а не пишущий репортаж на основе фактов, собранных по определенным правилам и законам. Я тот элемент, без которого не будет построено гражданское общество, свободно высказывающее свое мнение. Я, безусловно, не принадлежу к оппозиции (пока и если донос господина никто не выпихнет меня туда).  Я не раз высказывал своё негативное отношение к протестным движениям, просто в силу отсутствия в них людей с минимумом договорных способностей и собственного видения приемлемого будущего для всех.

Я не вхожу в кучки протестующих, которая не может договориться даже между собой, нет привычки наступать в кучу… Брезгливость-с.  Я не продажный журналист, как неподписант, поэтому не имею даже машины и хожу по городу пешком. И то, что вижу с высоты собственного роста, о том и пишу.

Я благодарен сайту за то, что он дает возможность высказать свое мнение таким, как я, с независимым ни от кого мнением, поскольку считаю, что если этого не делать, то придется нас сначала выпихнуть в оппозицию, как старается это сделать господин никто, а потом посадить. Власть, к счастью, не домашняя собачка для мелких бесов, как псевдожурналисты четвертой пасквильной бригады, власть не реагирует на их провокационные крики: «Распните их!».

Хотите поглядеть на независимого философа через решетку камеры? Это вряд ли. А я даже имени анонима знать не желаю.

Брезгую наемными *****. Они часто заразны.

 Алексей Шминке, бродячий философ,

имя в странствиях «Крис».

P.S. Журналиста, одного из немногих оставшихся, Александра Крутова, неизменно уважаю за профессионализм проводимых расследований, в каких бы продажных изданиях ему не приходилось выживать.  К сожалению, даже в приятельских отношениях с ним не состою.

А дружбой с редакторами «Саратовского расклада» Владимиром Спирягиным и Романом Мерцлиным горжусь. Они всегда оставались профессионалами независимо от того, кто был главным спонсором издания. О том, что одно время таковым был пресловутый Роман Пипия, я узнал только в день расставания с ним, на банкете по тому случаю. Никто из этих замечательных профессионалов за всё время нашего сотрудничества не предложил мне написать платную «джинсу».

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here