В редакции сказали: «Проводится конкурс профессионального мастерства среди станочников. Поезжай, сделай репортаж о том, как восстанавливается престиж профессии».

Поехал по адресу – Край географии. На дверях надпись: «Министерство образования Саратовской области. Образовательное учреждение Техникум промышленных технологий и автомобильного сервиса». Нахожу скопление народа в помещении небольшого цеха – четверо пареньков за станками, подобных тем, на которых почти сорок лет назад мой любимый преподаватель труда по кличке «Фунька» (Заслуженный учитель Российской Федерации, меж тем) обучал обычных школьников обращению с металлом – вдруг пригодится. За длинную жизнь не пригодилось ни разу. В дверях цеха еще двое надзирающих — мужчина и женщина. Симпатичная, видимо, как теперь зовутся «фуньки», «мастер производственного обучения».

Представляюсь, излагаю цель визита. Вместо ответа фраза –«А вы с нами созванивались? Я ничего про вас не знаю». Ничего удивительного — я ничего про нее не знаю и сейчас, хотя я гораздо любопытней.

Прошу рассказать кого-нибудь, в чем суть конкурса. Второй надзирающий за токарями вкратце рапортует: «Мы проводим олимпиаду профессионального мастерства. Вот здесь 14 ребят из четырех учебных заведений области (хотя я вижу максимум пятерых, из них четверо за станками). Здесь они выполняют практическую часть задания, обтачивают деталь. На токарных станках. На втором этаже остальные отвечают на теоретические вопросы».

Тут прибегает еще более неизвестная дама с криком: — «Что такое вы мне прислали, где сопроводиловка? Как я ее без сопроводиловки оценивать буду??» В руках у нее цилиндр длиной сантиметров 8, на которой черновым резцом проточены несколько углублений разного диметра. Даже взглядом поза-позавчерашнего гуманитарного школьника видно, что чистовой обработке деталь не подвергалась. Тут же задаю вопрос: «И по каким критериям оценивается победитель? По скорости?» Оказывается, учитывается и качество работы.

Времени разговаривать со мной ни у кого нет. Как выяснилось, любой вопрос тут решается через директора, к которому тут же ускользнул отвечавший на мои вопросы неизвестный, оказавшийся чуть позже директорским замом, отчего известней не стал – зам. по каким вопросам, как его зовут?

Наконец, когда я задал особо опасный вопрос о том, нельзя ли мне получить какие-нибудь фотографии, снимается же конкурс для отчета, меня провели в кабинет, на котором было написано «Зам. Директора по воспитательной работе». На месте никого не оказалось зам. где-то кого-то воспитывал. Тогда этот вопрос меня повели, наконец, согласовывать к директору. Как положено, представляюсь – сайт «Новости Саратова», Шминке Алексей Владимирович.

Забывший назваться директор тут же отреагировал: «Удостоверение позвольте посмотреть». Я удивленно спрашиваю- «Секретное мероприятие проводите?». Директор подозрительно отвечает, что мошенников нынче развелось много, всех не пересчитаешь. Я сообщаю, что за все время моей работы журналистом он первый человек, которому понадобилось мое удостоверение, и я его давно не ношу (потерял за ненадобностью). Просто хочу задать несколько вопросов о правилах и условиях конкурса, как этот конкурс может повлиять на престиж профессии, на отношение молодежи к профессии рабочего специалиста. Удивляюсь, неужели я так похож на мошенника.

Человек, на котором не написано, что он директор (только на двери кабинета), бойко отвечает, что на мои вопросы он отвечать не будет, поскольку не доверяет нашему брату (не успел спросить — а сестре нашей доверяет?), его слова-де столько раз перевирали нечистоплотно, что он говорить мне ничего не собирается. А на хорошем мошеннике как раз написано, что он вызывает доверие, иначе какой же он мошенник.

«На нэт суда нэт»- вспомнился анекдот и захотелось прикинуться Матроскиным – «усы, лапы и хвост — вот мои документы». «Кому можно задать вопросы» — спрашиваю. «Вот кого-нибудь из замов и перевирайте, за их слова учреждение ответственности нести не будет» — таков был мудрый ответ человека, который, возможно, был здесь директором. – — «Все же кто-то мне скажет, для чего проводится конкурс, может он поднять престиж профессии. Может быть, вы хотите привлечь следующих обучающихся, если мы об этом правильно напишем? — напоследок пытаюсь прорвать недоверие.

И тут директора на миг пробивает на откровенность, от неожиданности: «Да какой престиж, о чем вы? Внутриведомственная проверка. Привезли ребят из области, чтобы они показали свою работу, сдали теорию. За три дня такому не обучишь. Нужна система. Ее наличие и проверяется».

И тут все стало понятно. А я-то все думаю, почему у нас в области так отвратительно с управлением каким бы то ни было процессом. Оказывается, мы живем в плотном окружении врагов. Враг хитер и коварен, пробрался во все министерства и ведомства. Его надо постоянно дурить. С другой стороны, враг наливает в кормушки похлебку. И его надо дурить, но соблюдать меру. Иначе похлебка будет некачественная, превратится в пойло или бурду. Она уже и так настолько не хороша, что враг брезгует ездить в глубинку с проверками, потому что его там угощают присланным им самим собственным пойлом, а он это кушать брезгует.

Вспомнилось откровение еще одного «фуньки» из Новоузенска, команда которого заняла второе место на Российских соревнованиях по пахоте среди молодых пахарей. Он на вопрос «зачем приехали участвовать в соревнованиях, в чем драйв таких соревнований?» ответил бесхитростно: «Да ребята хоть попробовали поработать на хорошей технике. Мы такую только в интернете раньше видели!» Кто не верит, у меня сохранилась фонограмма.

Поскольку от меня как от потенциального врага скрыли, кто есть кто, сообщаю то, что списал с дверей техникума кабинета директора. Саратовский техникум промышленных технологий и автомобильного сервиса. Директор – Мельников Михаил Иванович. Но за соответствие персонажа и вывески не отвечаю.

P.S. Конечно, никаких станков с ЧПУ там не было, и о профессиональном мастерстве в рамках сегодняшних промышленных технологий речи не шло, и идти не могло. Слово «олимпиада» употреблено для красного словца, чтоб не забылось до конца санкций. А ведь если санкции скоро не снимут, через год «автотранспортный сервис» осуществлять будет некому. Придется бороться с врагами народа и вредителями до наступления 2037 года. Вот только заранее понять бы, кто враг и вредитель в нашей наскоро сколотой духовными скрепами малой родине. А то все без разбору, и враги, и те кого недострелят, с голоду передохнем на импортозамещении, о котором рапортуют родные враги-чиновники. Причем из всех министерств и ведомств.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here