В молодости, когда из каждой второй задницы еще не торчала селфи-палка, и фотография была делом, которому нужно было учиться лучше в кружках Дворца Пионеров, я зарабатывал неплохие деньги, летом выезжая на Зеленый остров с фотоаппаратом и фотографируя застолья горожан на многочисленных тогда турбазах.

Потом брал адреса тех пирующих, кто жил поближе, и через день-два привозил им набор фотографий, за которые многие с удовольствием платили. Отказывались единицы. Кто-то брал только свои, кто-то еще для подарка милым дамам, если они на снимке не выглядели как обожравшиеся свиньи. А кто то именно для того, чтобы дразнить и шантажировать самых «освиневших».

Выставка «Русское застолье» как раз демонстрирует результаты работы самых великих русских фотографов, от Родченко до современников, которым такой вид заработка тоже не чужд с момента появления фотографии. Торжественные обеды царской фамилии, серьезные лица купцов, для которых застолье было торжеством и баловством, чумой запоя и цыганской песней загула. Застолье в праздник – повод бахвалиться богатством накрытой поляны и кругом знакомых. Застолье в будни – повод показать нищету нищих и заявить декларацию о бедности народа.

Фотографии с протянутыми руками, в которых миска икры – повод наехать на коммунистов несколько избирательных кампаний тому назад, когда лозунг «Куки икры последний раз!» был еще актуален и «демократы», они «либералы» из вчерашних коммунистов сначала не сожрали всю икру сами, а потом запретили ее продавать всем, включая новых коммунистов, кроме как в специально отведенных магазинах, с помощью специально обученных продавцов.

Фотографии русского застолья стали документами, часто художественного уровня, по которым можно изучать российскую историю. Вот на этой такой-то «исторический деятель» еще допущен к столу, где трапезничают вожди, а вот здесь он отсутствует, потому что, «вошь паршивая», сидит на гребешке истории. Вот здесь свидетельство, что я за накрытым столом Леонида Ильича, а значит, вхожу в ближний круг «допущенных к столу». Хотя какая-то из герцогинь Оскара Уайльда откровенно говорила, что в юности к ней в постель попадали такие подонки, которых в зрелом возрасте она не пригласила бы к обеду.

Партийные сборы актива тщательно скрывали, что собрать активистов, не пообещав им пир после официальной части с каждым годом все труднее. Поэтому массовые фотографии разных активов и «слеток» делали между часом дела и стихией потехи обжорства. Но фотография – такой документ, от которого на спрячешь, в какую сторону, к какому столу скошены глаза страждущих и жаждущих продолжения банкета. Или хотя бы приглашения к нему, раздери на части этого фотографа!!!

Фотография застолья почти так же откровенна, как фотография обнаженного тела. Застолье на турбазах, где не грешно сидеть за столом в плавках, служит объяснением и извинением дряблым пузам и висящим «титькам» – какая может быть красота тела, когда такой красивый стол имеешь возможность обожрать, обпить и облевать. Но оно же, застолье же – повод вспомнить, как весело выпивать в молодости перед отправкой на фронт, какую занятную композицию придумал для нас поручик Ржевский за месяц до того, как его убили подо Ржевом. Или где там массово убивали поручиков?

В общем, выставка в краеведческом музее, составленная из лучших фотографий застолья, хранящихся в Музее фотографии в Москве – это еще один повод посетить музей. Мимо не пройдете – она размещена на центральной лестнице. Ищите себе сестру посимпатичней, и не ждите, пока она сама поведет вас в музей. Берите и ведите! А потом, после «культурки», насытившись пищей духовной, ведите «в закрома» и кормите, кормите, кормите! И поите…

Селфи-палку не забудьте спрятать в рукаве! Позаботьтесь, чтобы на виду не торчала – глупо будете смотреться под ручку с красоткой. Не сможете потом доказать жене, что это сестра.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here