Развитие любой нормальной империи происходит по пути расширения ее границ,  причем лучшей защитой служит железная поступь легионеров, а вовсе не каменные ограждения. Но рано или поздно наступает тот момент, когда развитие приостанавливается, легионеры получают земельные участки и становятся доживающими свой век в тишине и покое ветеранами, а на границах империи начинают возводиться стены. Для защиты от варваров, которые, прослышав о благах цивилизации (глупо думать, что живущие в землянках не мечтают о каменных дворцах!), не прочь приобщиться к этим самым благам.

В самом слове «варвары» ничего оскорбительного нет, по сути это – римский аналог отечественного понятия «немцы», ибо значения у них схожи – «не умеющие говорить на понятном языке», «чужаки». И в самом стремлении к лучшей жизни нет ничего плохого. Да и вообще, у варваров проблем нет. Они обычно есть у империи.

Потому что можно строить вал Адриана или вал Антонина для защиты от пиктов, но наивно думать, что любые укрепления окажутся способными спасти от желающих поживиться. В конце концов, даже «одичалые» прорываются сквозь Стену в «Игре престолов». Ибо их соперникам есть, что терять, а им самим – уже нечего.

Рано или поздно, сил для поддержания рубежа уже не хватит, и тогда придется отступать. Так римляне сначала отказались от обороны одного вала, затем другого, а затем остатки их легионов просто покинули Британию, предоставив ей возможность выживать самостоятельно. Такова логика развития империи – расширение сменяется сжатием, в итоге вся цивилизованная жизнь сосредотачивается в том клочке суши, который когда-то был центром необъятной империи. А потом и его смывает очередная волна переселенцев.

Стены, конечно, не спасают, но дают отсрочку. Поэтому хуже всего приходится тем, кто не смог вовремя определиться – либо сразу же переходить на сторону варваров, либо участвовать в постройке коллективной стены. Таких сметают в первую очередь.  От Римской империи остаются хотя бы развалины Колизея, а вот от ее бывших сателлитов не остается даже этого…

К чему это ретроспектива? Просто потому, что история (как было известно еще Марксу) всегда повторяется, причем в первый раз в виде трагедии, а второй – в виде фарса. Единственное, что было неизвестно классику марксизма, так это то, что фарс возникает только в сознании последующих поколений историков, которые не могут понять, как можно было второй раз подряд попасться на ту же удочку. Вот и история упадка Римской империи грозит повториться второй раз.

Европейская цивилизация (или те страны, которые считают себя к ней принадлежащими) в последнее время все настойчивее начинает говорить о стенах. То Венгрия закрывает свои границы, то Македония, вспомнив великие деяния Александра Македонского, «героически» отбивается от очередных толп мигрантов, пытающихся проникнуть со стороны Греции. Пока что стены были дипломатические, то такие хороши только против других цивилизаций, а вот против варваров – дипломатия бессильна. Так что не за горами те времена, когда населению «цивилизованных» стран (прямым потомкам варваров, когда-то разрушивших римскую империю, между прочим!) придется отгораживаться от своих неспокойных соседей стенами, рвами и валами. Разумеется – берем в расчет техническую оснащенность новой империи – усеянных датчиками движения, тепловизорами и прочими устройствами, призванными сохранить покой жителей. Проблема только в том, что слишком манящей выглядит цель – безбедное (по сравнению со странами «третьего мира») существование в европейских райских кущах, потому и любые технологические новшества бессильны.

Логика сохранения постепенно становится логикой развала. От Европы начнут отваливаться те куски, которыми она согласна будет пожертвовать. Например, Греция (все равно с ней слишком много проблем)! Или Сербия (не член Евросоюза, что уже выглядит отягчающим обстоятельством)… Стены будут постепенно сжиматься, постепенно загоняя самих обителей европейских стран в тупик, ибо логика поведения римской администрации (а ведь тоже были не дураки!) доказывает, что возмещать демографические проблемы остается за счет тех же самых варваров. Вот так и получается, что пока от одних варваров можно будет отгораживаться стенами, другие (более-менее пропитавшиеся духом увядающей цивилизации) будут постепенно брать все в свои руки…

И, конечно, в данном случае особый интерес вызывает судьба России (даже в силу несомненного совпадения ее исторического пути с судьбой ее граждан). Остаться в стороне вряд ли получиться, оказаться на стороне варваров (несмотря на достаточно анекдотичные попытки украинских властей выкопать ров на границе с Россией) – тоже вряд ли, поэтому судьба страны – как ни печально – неотделима от истории европейской цивилизации. Вопрос Н.Я. Данилевского, заданный еще в  XIX веке: «Европа ли Россия?» вполне актуален до сих пор, но с одной оговоркой: по сравнению с Европой – различия очевидны, по сравнению с другими претендентами на «цивилизованный» статус – все-таки больше Европа, чем все остальное. Так что деваться некуда…

Такая вот вольная фантазия на исторические темы. Излишне пессимистичная – возможно, но от этого не перестающая быть вполне вероятной. Конечно. Можно еще верить в триумф человеческого разума, который позволит решить возникающие проблемы и обеспечить достойное существование всего человечества, но, к сожалению, обычно безудержная вера в возможности человеческого разума завершалась жестоким разочарованием.

Поэтому не будем пессимистами. Когда-то врачи и учителя смогли пережить развал Римской империи, ибо лечиться и заниматься минимальной логистикой нужно даже варварам. Так что не все так уж трагично. Есть надежда тоже на что-нибудь сгодиться…

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here