На минувшей неделе основным поставщиком внутрироссийских новостей стала сфера образования.  Это закономерно, ибо в пору летних отпусков и временного политического затишья перед сентябрьской бурей, продолжается приемная кампания, которая каждый раз становится проверкой на «вшивость» для множества учебных заведений. Понятно, с внешнеполитическими разборками относительно олимпийского будущего российского спорта или вяло затухающей интригой вокруг путча в Турции такие новости вряд ли сравнимы, но на перспективу гораздо интереснее. Ибо сиюминутная пена уляжется, а с образованием еще всем нам предстоит дело иметь – если не в личном исполнении, то, по крайней мере, по поводу потенциальных или незаметно подрастающих детей. Пока политические партии пытаются увеличить свой процент, подрастающему поколению нужно думать о том, как попасть в процент счастливчиков, которых будет становиться все меньше и меньше.

Ньюсмейкером выступила вице-премьер Ольга Голодец, которая отпустила рискованную фразу относительно того, что высшее образование в России не является нужным для 65% процентов населения.

Судя по поднявшему в социальных сетях шуму, можно было подумать, что даже то население, которое до этого не испытывало особой тяги к высшему образованию, неожиданно почувствовало себя лишенным одной из важнейших жизненных ценностей. Хотя, если рассудить, ничего особо провокационного сказано не было. Именно к такой пропорции постепенно приводило уменьшение мест в ВУЗы, прежде всего, на гуманитарные специальности. Нет большой тайны в том, что выпускники-гуманитарии (хотя и не только они) мыкаются после окончания своей «alma mater» энное количество месяцев, пытаясь найти такое рабочее место, которое позволило бы им не жалеть о затраченных на обучение годах. Не находя такого, они занимают места за прилавками, либо в офисных центрах, выполняя ту работу, для получения навыков которой достаточно грамотного часового объяснения. В таких условиях сама экономическая целесообразность заставляет задуматься о том, зачем нужно несколько лет впустую тратить бюджетные деньги.

Но, к сожалению, только экономикой тут дело не обходится, ибо есть еще два аспекта – психологический и педагогический.

Психологическая подоплека, которую очень трудно обойти, заключается в том, что все взрослое население России уверено в необходимости высшего образования. Несмотря на периодические критические замечания по поводу очередных реформ или конкретных учебных заведений, сама установка остается незыблемой – высшее образование является ключом к счастливому будущему. Сейчас это уже не совсем так, но стереотипы, формировавшиеся еще в Советском Союзе и впитанные сегодняшними взрослыми еще в полусознательном возрасте, никуда не деваются. По крайней мере, на данный момент времени. С этим и связана такая резкая реакция на слова вице-премьера. Вы что, хотите лишить наших детей шансов на будущее? Так что снижения ажиотажа вокруг поступления ждать не стоит. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями.

Но есть и педагогический аспект, о котором почти всегда забывают инициаторы нововведений в образования. Ведь ВУЗ выступает еще и мощным источником воспитания, обтесывая многие полена до вполне приемлемых очертаний Буратино. Кто возьмет на себя эту функцию в случае снижения процента обучающихся – вот еще один вопрос, на который ответа пока не слышно.

На фоне громкого заявления о процентах стушевалось выступление министра образования Дмитрия Ливанова на очередном заседании Российского союза ректоров. А заявил он там, что чуть ли не половина всех мест в магистратуру и аспирантуру будет сосредоточена в ведущих ВУЗах, а большая часть остальных могут уже сейчас готовиться к тому, что их образование будет ограничено только бакалавриатом. Понятно, что далеко не все наши сограждане собираются идти в магистратуру или аспирантуру, поэтому естественным ответом на это выступление могло бы стать недоуменное «Ну и что?». Дескать, прекрасно обойдемся, лишь бы сами университеты были, и места бюджетные в них присутствовали.

Подвох заключается в том, что современная система образования на то и ступенчатая (словно ракета), что до конечной цели долетает только последняя часть. Иначе говоря, без магистров и аспирантов окажется невозможно воспроизводство самого преподавательского состава. Бакалавры, конечно, люди замечательные, но с точки зрения их применения в сфере образования, весьма ограниченные. А именно – средними образовательными учреждения. Выше – нельзя!

Поэтому слова министра образования о перераспределении мест в магистратуре и аспирантуре – это тревожный звоночек для многих регионов, которые пока опорными ВУЗами обзавестись не удосужились. К числу таких относится и Саратовская область, в которой, правда, есть национальный исследовательский университет – СГУ. Но одно другого не то, что не исключает, а, скорее, подразумевает. Ибо именно в опорных университетах будут сосредоточены механизмы воспроизводства ученых-исследователей и ученых-преподавателей, без чего любому региону остается только дрейфовать в сторону постепенного снижения своего потенциала. До тех пор, пока не останется ни желающих, ни способных обучаться. После чего только остается вешать на двери в область табличку «Просьба не беспокоить».

Не зря Сергей Наумов уже поднимал этот вопрос, причем в присутствии губернатора. Да и губернатор, хочется верить, держит этот вопрос под пристальным контролем. Кому, как не ему, понимать, насколько важно сделать так, чтобы Саратов по-прежнему оставался университетским городом, не только привлекая представителей других регионов, но и, в первую очередь, повышая образовательный и интеллектуальный уровень собственного населения. Тогда и пресловутый процент повысится. Хочется верить, не в пределах статистической погрешности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here