Тащиться в гору нужно было километра полтора в самую жару. Сбор был назначен на 14.00. Но к двум часам я добрался только до последней остановки перед поворотом на Комсомольский поселок. С дач поток машин постепенно становился все плотней, а сколько ждать автобуса на «Кумыску» во второй половине воскресенья – Бог весть. И спросить некого. Никто его особенно не ждал.

10 минут ожидания неожиданно пробудили ощущение, что так можно придти в разгар работы, встретив осуждающие взгляды энтузиастов. Пришлось отправиться вверх. Пешком. По жаре.

Энтузиазм , которого и так было не слишком много, таял еще быстрее. Мокасины – не самая лучшая обувь для ходьбы по обкошенным косогорам, да еще вдоль трассы, где легковушки быстро обгоняют вонючие тяжелые грузовики, и только их пассажирам хватает свежего воздуха.

Родник оказался в расчетном месте. Не оказалось на этом месте толпы энтузиастов со взглядами осуждения. Вокруг пня, изображавшего столик, сидели двое: один, похожий на мастерового из мультика, главной репликой которого была фраза» «Тут надо техниц-ки», и чудаковатый старец в рыбацкой сети, изображавшей что-то вроде майки.

— Ага, вот еще человек пришел — деловито сказал мастеровой.- Тогда я еще раз начну.

Александр Белозеров – из семьи, на счету которой пять расчищенных родников на Кумысной поляне. Родник на Волгоградской трассе был первым, который он проектировал после окончания архитектурно-строительного факультета Саратовского политеха. Все подготовительные работы по строительству часовни делали на своей даче его брат и отец. Александр с легким фанатизмом подобно рассказывал, как отливали колонны, как делали основание для купола, распределяли серый и белый цемент в отливке. Много чего он успел рассказать за сорок минут, поглядывая на дорогу, видимо, поджидая тех энтузиастов, которые пообещали придти, да в последний момент нашли другие дела за три праздничных дня.

— Пойдем посмотрим, что осталось от конструкции, — наконец встал он с пенька. И мы снова полезли в гору.

От самой конструкции мало что осталось. В конце концов, после 1995 года, когда Александр Белозеров с отцом и братом строили водосборники и водоводы, тут строили и ремонтировали дорогу. В возможно, каждый раз пережимали и перенаправляли потоки родниковой воды. Собственно, родник перед часовней уже на родник не похож. Капельная струйка воды наполняет литровую бутылку почти полчаса. Сохранившиеся колодцы возле самой дороги тоже не производили впечатление санитарно пригодных источников. И выбивающаяся на поверхность струйка воды располагалась в канаве ливневого водоотвода, не производила впечатления источника, способного напоить длинную очередь автомобилистов, которую видели проезжавшие еще несколько лет мимо родника.

— Если бы можно было пообещать, что здесь можно заработать, народ бы появился – Печально сказал Александр. — В прошлые выходные было 10 человек на три лопаты. Тоже много е наработали.

Задача перед энтузиастами стоит простая. Определить, есть ли в водоносном слое запасы воды, способные обеспечить бесперебойную подачу воды. Потом обещал подключиться комитет по экологии, дать технику, выбить немного денег из бюджета. Расчистка и восстановление родников – его непосредственная задача, но, как всегда, есть более денежные проекты, и слишком уж неприлично пилить маленькие бюджеты на глазах таких людей, как много понимающий Саша Белозеров, или Александр Башкатов, специалист по саратовским маленьким родникам и подземным речкам.

Чтобы не оказалось, что наш энтузиазм – впустую и без результата, Александр взял единственную лопату и отправился углублять шурфы в поисках слоя глины, который будет основой для водонакопителя. Мы с Палычем, сухопутным рыбаком, одетым в сети, взяли грабли и веники и начали расчищать от мусора площадку перед родником. Куча людей, подъехав к нему, и убедившись в маловодности струйки, с досады бросают бутылки за стену, заодно выбрасывая из машины и другой мусор. Хватало и прелых листьев.

Пока мы работали, подъехали двое на маленьком электроцикле, мокике с электроприводом. Деловито спросив: –А где тут родник копают. У нас полтора часа свободных есть, — они полезли по склону на подмогу Александру. Потом подошел с тем же вопросом еще один человек, экипированный для похода по косогорам гораздо лучше меня, оказавшийся при знакомстве Сергеем Кутузовым. И тоже полез к Александру на помощь.

-Смотри-ка, струйка то чуть поживее бежит — -показал на родник Палыч. — Еще ведь и не сделали толком ничего. Даже до водоносного слоя не докопались. Видно, что богоугодное дело мы взялись.

Не знаю, действительно это так, или Палыч принял желаемое за действительное. Но в следующий раз, когда мне позвонят и позовут, я приду со своей лопатой. И на ногах у меня будут не мокасины. Потому что за лицом Родины, как и за лицом любимой, нужно ухаживать. И увлажнение – лучшее средство ухода

Алексей Шминке, бродячий философ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here