Глава 1.

Вячеслав Трофимов напоминает серьезного, упорного, очень настойчивого гнома. И не только потому, что он густо бородат, глаза за толстыми стеклами очков немного навыкате. Был такой детский сериал – похожий на него персонаж жил в подвале дома, где на первом этаже, над ним, жили, мягко говоря, неаккуратные и непорядочные люди, которые то мусор ему на голову сыпали сквозь щели в полу, то собака писала на его койку… Он сначала ворчал: «Ну, почему они так делают? Ну почему эти, Верхние, такие негодяи?», а потом объявил им войну.

Но только В. Трофимов живет не в милом английском сериале, где нарушают правила общежития. Его сказка – в России, ещё круче – в Саратове. Сказочное пространство построено, как в страшных сказках Гауффа, когда верхние «как бы» не заявляются, но на правовую систему влияют совершенно магическим образом. В суде решения принимаются без исследования обстоятельств, одни документы видны, а других как бы не существует, а потом они всплывают, и на их основании принимаются решения о праве продажи как бы не существовавшей собственности, которая тем временем перешла из-за их временной невидимости в другие руки – сказка, да и только.

И, как сказочный персонаж, В.Трофимов верит, когда Президент на Валдае рассказывает, что укрепление государственности – это не только про войну в Сирии, но и про возвращение российским гражданам веры в такие пока сказочные вещи, как независимый суд, правовая система и прочие институты, необходимые всем гражданам, а не только людям, живущим «на верху». В Саратовской элите у Трофимова вполне сказочная репутация – он верит тому, что говорит Путин. Им-то, «верхним», кажется, что это Президент рассказывает сказки об укреплении государственности в далекой Сирии, а здесь, в Саратове, все решают они, местные «верхние».

«Посмотрим, посмотрим!» бормочет под нос Трофимов. И запускает новый цикл судебных разбирательств. Он верит, что магия Путина сильнее местечкового произвола «верхних». И что суд когда-нибудь назовет «верхних» поименно. Не зря же Президент воюет в Сирии за сильное государство. Трофимов верит, что он воюет за сильное и справедливое государство не только в Сирии.

Вячеслав Иванович Трофимов с началом века начал строить дом в сказочном месте на углу улиц Горького и Бахметьевской. Он тогда верил, что бурные 90-е почти закончились, и истово оформлял проект, разрешающие документы на строительство, аренду на землю.

Он тогда не знал, что «крыша» 90-х приобрела легитимный окрас и стала «как бы» государственной политикой «верхних». Он не знал того, что как только дом на арендованной земле у сельскохозяйственной академии земли станет реальностью, эта реальность попадет в поле зрения уже не просто ректора, а депутата областной думы, который законы пишет. И не просто пишет, а меняет очки на носу судей. Депутат он, или кто, как никак?

С 2001 года два застройщика — ООО «БИОС» и ООО «ИНТЭК» производили законное строительство жилого дома по ул. М.Горького, д.1 в г. Саратове.

Все правоустанавливающие документы по строительству имелись в наличии. В 2006 году право собственности на объект незавершённого строительства со степенью готовности 75% было зарегистрировано в административном (заявительном) порядке органом по регистрации права на объекты недвижимости по Саратовской области.

Однако, вследствие предпринятой рейдерской атаки на предприятия со стороны третьих лиц, с целью присвоения построенного объекта, деятельность предприятий была приостановлена в 2005 году после совершения кражи всего оборудования и документации по строительству. Были сделаны и «иные предложения, от которых нельзя отказаться».

Слишком свежи в памяти 90-е, когда строительство множества кооперативов было заморожено из-за бешеного роста цен на стройматериалы. Тогда в первый раз было принято решение оказать этим застройщикам господдержку, и передать права определенным застройщикам, которые не были еще такими уважаемыми «верхними». Даже первый депутатский срок для них не наступил. Только вот заселялись в эти кооперативы в большинстве другие люди и за другие деньги, поскольку пайщики своевременно, в большинстве своем своевременно, из кооперативов повыходили. 90-е, что тут можно сказать!

С начала нового века могучие «верхние» уже не играют физической силой. Они ходят в бани с адвокатами и ездят на охоту с адвокатами — мужьями судей. Им достаточно «перетереть», чтобы «решить вопрос», они инициируют банкротство, имея возможность задержать получение подлинников документов, чтобы суд принимал решения, не имея возможности «исследовать обстоятельства».

Пайщик строительства Ю.В. Варзин через своего представителя А.С.Кручинина обращается в суд с заявлением об отсутствии у предприятия имущества, достаточного для проведения расчётов с кредитором.

Основанием для принятия судом такого решения были доводы кредитора Ю.В.Варзина и его представителя в суде А.С Кручинина, который и подготовил все для принятия решения об отсутствии имущества, достаточного для расчета с заявителем.

Смотрите, какая штука. На стадии завершения строительства, когда уже построенное здание независимой экспертизой оценено в 305 с лишним миллионов рублей, появляется пайщик, который хочет выйти из проекта, и требует вернуть ему всего миллион двести тысяч. В триста раз меньше засвидетельствованной экспертизой, и подтвержденного имущества!

И его представитель, оснащенный магией «верхних», сумел доказать в суде, что имущества не существует, якобы потому, что у предприятия застройщика нет на руках разрешения на строительства! Подлинники документов у «Биоса» украдены, а копии с зарегистрированных и хранящихся в государственных учреждениях титула на застройку и прочих правоустанавливающих документов судом не исследуются!

И это при том, что нормами закона о банкротстве, действовавшим на день подачи заявления, не было предусмотрено право на подачу заявления о банкротстве должника его кредитором, включённым в реестр кредиторов, при наличии процедуры ликвидации, предусматривающей те же права и последствия для кредиторов, что и банкротство. Таким правом и обязанностью обладал только ликвидатор предприятия – фирма «Биос».

Правовым основанием для введения конкурсного производства и признания должника банкротом являются нормы ст. 224 «Закона о банкротстве», каковыми предусмотрено, что конкурсное производство ликвидируемого должника может быть введено по упрощённой процедуре только при совпадении двух условий:

1. Наличие денежного долга,

2. Отсутствие денежных средств и имущества, достаточных для погашения долга.

Предполагается заведомая невозможность денежной выплаты всем кредиторам после продажи имущества должника на стадии ликвидации при наличии соответствующей оценки стоимости имущества.

Суд был обязан дать оценку обоим обстоятельствам в сочетании с фактом отрицания признаков банкротства со стороны ликвидатора и отсутствия жалоб на его действия со стороны кредиторов по причине недостаточности имущества и бездействия ликвидатора по подаче заявления о банкротстве. Не дал. Магия-с!

В то же время, в материалах дела имеются сведения подтверждающие позицию ликвидатора, которым в то время был представитель фирм «Биос» и «Интек», об отсутствии признаков банкротства должника, что подтверждается также иными доказательствами, какие суд обязан был исследовать, но не исследовал, с учётом вышесказанного.

Так, тогдашним судом не исследованы следующие обстоятельства:

1. Наличие у ООО «БИОС» права титульного застройщика и соответствующего права титульного владения объектом недвижимости, какой возводился предприятием на основании правоустанавливающих документов на строительство дома.

2. Оценка размера реальной доли ООО «БИОС» в указанном объекте недвижимости с учётом подписанных соглашений о распределении долей и обязательств по расчётам по договору подряда с ООО «ИНТЭК».

3. Оценка текущей и рыночной стоимости всего имущества застройщиков с учётом размера доли в нём, принадлежащей ООО «БИОС», оценка стоимости доли ООО «БИОС»

4. Оценка реального баланса по расчётам ООО «БИОС» с учётом оценки стоимости его имущества и суммы кредиторской задолженности для установления признаков банкротства.

При отсутствии исследования указанных обстоятельств решение суда не может считаться обоснованным и законным, так как противоречит нормам ст. 224 закона о банкротстве, реальным обстоятельствам дела, какие судом не исследованы и не приняты в качестве доказательств, но какие имелись в наличие у сторон и ликвидатора.

Сегодня В.И. Трофимов вполне обоснованно обратился в арбитражный суд с новым иском. Он считает, что в силу ст. 311 АПК РФ решение суда может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам при выявлении этих обстоятельств после вступления судебного решения в законную силу.

Основанием для пересмотра вступившего в законную силу решения суда может быть выявление существенных для дела обстоятельства, которые не были известны и не могли быть известны заявителю и суду.

Вячеслав Трофимов как участник строительства считает, что в настоящее время возникли обстоятельства, которые могут квалифицироваться как вновь открывшиеся.

Проведя целый ряд манипуляций, в результате которых существенно снизилась оценочная стоимость объекта споров – здания по ул. Горького, д.1, конкурсный управляющий решил его продать тому, кому нужно, для чего все и затевалось. Для этого необходимо было признать право собственности на этот объект.
Вот тут конкурсный управляющий А.С. Кручинин и прокололся, решил, что Трофимов устал и опустил руки. Но Слава Трофимов не только уперт как гном, он так же внимателен к тому, что происходит с домом, который он все еще считает отчасти своим.

Определением Арбитражного суда от 29.04.2013 года в рамках дела о банкротстве ООО «БИОС» по заявлению конкурсного управляющего А.С. Кручинина признано наличие права собственности ООО «БИОС» на объект недвижимости по ул. М.Горького, 1 в г. Саратове.

Указанное определение оставлено без изменения постановлением апелляционного суда №12 Поволжского округа и вступило в законную силу 3.07.2013 года.

В деле о признании наличия права собственности ООО «БИОС» имеется паспорт БТИ на указанный объект недвижимости, из которого следует, что площадь объекта составляет 8500 кв.м., готовность объекта — 72 % и инвентарная стоимость объекта — 27 млн. руб.

В рассмотрении дела участвовали отдельные участники строительства ООО «БИОС», министерство строительства и ЖКХ Саратовской области, представитель участников ООО «БИОС», ООО «ИНТЭК», исполнявший обязанности генерального подрядчика по строительству, а также, конкурсный управляющий ООО «БИОС» А.С.Кручинин и его представитель А.В.Ефремов.

При этом в судебном определении установлено, что ООО «БИОС» являлось застройщиком строительства указанного объекта с 2001 года, имело договор аренды земельного участка, отведенного для строительства жилого дома, разрешение администрации города Саратова на строительство №284, а также, необходимые заключения соответствующих государственных органов о безопасности строительства здания. Строительство объекта судом признано законным в связи с наличием всех правоустанавливающих документов.

Это означает, что судом в 2013 году подтверждены права ООО «БИОС», как застройщика и титульного владельца построенного объекта недвижимости, которые имелись с начала строительства в 2001 году и имелись при рассмотрении вопроса о признании ООО «БИОС» банкротом в 2009 году, но при вынесении решения о банкротстве судом не исследовались.

Следовательно, на стадии банкротства предприятия установлено наличие имевшегося у него имущества, инвентарная стоимость которого значительно превышает всю сумму обязательств перед конкурсными кредиторами согласно реестра кредиторов на стадии банкротства или на стадии ликвидации.
Балансовая стоимость указанного объекта известна суду по материалам дела о банкротстве, так как подрядчик строительства ООО «ИНТЭК», представлял сведения о сумме капитальных вложений, отраженных в балансе ООО «ИНТЭК» по разделу строительство. Эта сумма составляет 309,748 млн. руб.

Обстоятельство в виде стоимости имущества ООО «БИОС» подтверждено актом технического заключения ООО «АВК эксперт» от 2013 года, какое имеется в материалах дела и представлено конкурсным управляющим ООО «БИОС».

Таким образом, судом установлено наличие у ООО «БИОС» имущества, стоимость которого по данным подрядчика и экспертной организации значительно превышает сумму всех обязательств перед кредиторами и участниками строительства, установленную при конкурсном производстве. Право собственности ООО «БИОС» на указанное имущество, как юридический факт, существовало при рассмотрении дела о банкротстве предприятия, но не стало предметом исследования суда и не было учтено при вынесении решения.

При разбирательстве дела о банкротстве это обстоятельство о наличии у ООО «БИОС» права собственности на весь объект недвижимости, как юридический факт, порождающий правовые последствия, не было и не могло быть известно участникам строительства, так как установлено только в 2013 году судебным актом.
Также не была известна полная стоимость строительства по данным независимого эксперта, поскольку суд считал имущество отсутствующим и экспертизу не назначал.

Согласно ст. 224 «Закона о банкротстве» ликвидируемый должник может быть признан банкротом только при условии отсутствия имущества, достаточного для расчетов с кредиторами. В случае наличия достаточного имущества в признании ликвидируемого должника банкротом следовало отказать.

Вышеизложенное означает, что если бы суд установил и учёл указанное обстоятельство о наличии права собственности ООО «БИОС» на объект недвижимости, то решение о признании ООО «БИОС» банкротом и введении конкурсного производства не могло состояться, что является основанием для пересмотра принятого и вступившего в законную силу решения о банкротстве ООО «БИОС» по вновь открывшимся обстоятельствам.

На основании изложенного и статьи №311 АПК РФ у Трофимова появилась реальная возможность пересмотреть решение о банкротстве ООО «БИОС» от 25.06.2006 г. по вновь открывшимся обстоятельствам.

В качестве вновь открывшегося обстоятельства следует принять факт наличия у ООО «БИОС» права собственности на объект недвижимости, подтвержденный судебным актом от 29.04.2013 года, вступившим в законную силу.

Срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, установленный ст. 312 АПК РФ, не пропущен.

Фактически «дело Трофимова» стоит дороже, чем «поправка Галкина», ущерб нанесен на сумму, превышающую годовую итоговую сумму, которую может собрать бюджет при ее принятии. Теперь это дело может стать лакмусовой бумагой для Саратовской элиты – слышат ли они, что говорит на валдайских посиделках Президент, или они пойдут по пути подмосковных чиновников, которые довели «красногорского стрелка» до беспредельных деяний.

Трофимов надеется на то, что магия Президента Путина сильнее колдовства саратовских мастеров «магических терок», и закон вернет ему то, чего не заметил суд в начале его эпопеи – отжатое в рейдерском порыве имущество. Мы верим в силу Путинского движения в сторону справедливости. Автор уже начал посещать все суды, которые пока откладываются из-за неявки сторон. А судов планируется несколько. Об остальных мы расскажем в следующих материалах.

Алексей Шминке,
региональный координатор ОРПП «Грани».

В русской литературе тоже есть аналог: трилогия Сухово-Кобылина «Тяжба».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here