Все, наверное, помнят, как в начале легендарной «Иронии судьбы»  маршируют однотипные дома, демонстрируя торжество взаимозаменяемости и универсальности отдельных элементов советской системы – как строительной, так и кадровой. В последнее время все больше подозрений возникает относительно того, что похожие дома маршируют уже не по иллюзорной плоскости телевизионного экрана, а по немногочисленным (увы!) зеленым насаждениям славного волжского города Саратова. Не успели отгреметь медийные залпы, сопровождавшие противостояние вокруг земель НИИ Юго-Востока, как новые поля битвы не замедлили появиться на местных картах. На месте лагеря «Лесной» планируется возвести новый микрорайон, а пустующую (пока!) территорию перед смотровой площадкой у Аэропорта застроить новыми «высотками».

Все эти строительные инновации подаются под ароматным соусом из обещаний об «улучшенной инфраструктуре», «сохранении экологической обстановки», «новых возможностях» и так далее. Особенно мило выглядит положение о точечной застройке, которое – к месту и не к месту – постоянно возникает при обсуждении подобных инициатив.

Надо отметить, что инициаторы застройки демонстрируют хорошее знание прикладной геометрии, когда совокупность точек образует прямую, совокупность прямых – плоскость, а эта плоскость постепенно и подменяет собой итак порядком урбанизированный саратовский ландшафт.

Набившее оскомину сравнение зеленых насаждений с «легкими города» приобретает достаточно мрачный оттенок при взгляде на карту современного Саратова, поскольку выясняется, что эти самые «легкие» уже поросли раковыми метастазами «точечных» строительств. Как и любые метастазы, они обладают свойством роста и распространения, в результате чего несчастный больной (в смысле, город Саратов) начинает испытывать недостаток кислорода, а с хорошими врачами в современном российском здравоохранении давно большие проблемы. В лучшем случае, что-нибудь отрежут. В худшем случае – тоже отрежут, но не то, что нужно.

Кроме того, не стоит упускать и момент с туризмом. От окончательного сравнения саратовского аэропорта с магазином (о чем недавно обмолвился один представитель отечественного шоу-бизнеса) приезжих останавливала только запоминающаяся панорама города и моста, разворачивающаяся со смотровой площадки. В том случае, если объектом для лицезрения станут однотипные окна и балконы, то – боюсь! – от подобного сравнения не удержится уже ни один прибывающий в наш город. По крайней мере, до тех пор, пока пресловутый аэропорт в Сабуровке не приобретет зримые очертания, после чего всех почетных (и не очень!) гостей будут стыдливо провозить город, минуя смотровую площадку.

Парадокс заключается в том, что неуклонное строительство идет  параллельно с фиксируемым официальными переписями населения уменьшением числа саратовских жителей. Если к моменту заката советского «социального рая» число жителей неуклонно росло, и не за горами виделась уже заветная цифра в один миллион человек, обещавшая призрачную возможность постройки метро, дополнительные преференции от центральной власти и просто гордость за очередной город-«миллионник», то последние 20 лет радужную картинку заметно обесцветили. Население упорно не желает увеличиваться, застыв на планке в 830-840 тысяч, даже при том непрерывном процессе приезда в Саратов выпускников школ из остальных областных населенных пунктов. Очевидно, по закону сообщающихся сосудов, приезд одних сопровождается неминуемым отъездом других. Как бы то ни было, но объяснять непрекращающуюся застройку любого свободного кусочка земли перенасышенностью Саратова жителями немного абсурдно.

И ладно бы, если речь шла только о сносе требующих уже даже не ремонта, а неминуемой эвтаназии домиков. С тем обстоятельством, что на месте частного сектора постепенно вырастают новые «высотки» уже давно никто не спорит (кроме жителей самого частного сектора, вынужденно перебирающихся в периферийные новостройки поселка Солнечный). Но вполне закономерный вопрос возникает относительно того, для кого же расчищаются еще не затронутые строительным «бумом» кусочки ландшафта и возводятся все новые и новые типовые дворцы? То ли статистика чего-то не учитывает (в смысле численности населения), то ли само это население обуреваемо непреодолимым желанием к смене насиженных мест в рамках одной, отдельной взятой местности. Судя по тому, как проходят общественные слушания, местные жители, скорее, усиленно ищут рычаги противодействия подобным строительным экзерсисам.

Рычагов воздействия, как выясняется, не так уж много. По сути, всего один – отправить проект на доработку, чтобы он погряз в многочисленных экологических и прочих экспертизах и в итоге осел под каким-нибудь особенно плотным и непроницаемым чиновническим сукном. Либо, хотя бы, превратился в что-то более удовлетворяющее требованиям местных жителей.

Впрочем, губернатор, надо отдать ему должное, оперативно демонстрирует, что ничто человеческое (в том числе и электорально-избирательное) ему не чуждо. Занятая им позиция по поводу строительных инициатив позволяет сохранять хоть какую-то уверенность, что общественные слушания действительно имеют какое-то значение. Ну пусть не рупор «перестройки», но и не кухонные разговоры полушепотом.

Впрочем, уверенность есть и в том, что «бои местного значения» за лакомые кусочки городского ландшафта еще не закончены, а только вступили в стадию затяжного противостояния. Похоже, что в картах застройщиков уже нарисованы точки на месте наиболее перспективных мест для застройки. Радует только, что точки над i в решении самого строительного вопроса еще не поставлены.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here