В авиации есть такое понятие – «точка невозврата». Это предельная дистанция, которую может пролететь самолет, имея при этом шанс благополучно вернуться на базу. После точки невозврата пытаться повернуть назад уже поздно, остается только лететь до пункта назначения. Такую вот точку невозврата прошли 1 февраля российские одиннадцатиклассники, записавшись на определенный набор ЕГЭ и лишившись права внести в этот набор какие-либо изменения. Как говорится, меньше – можно, больше – нельзя. Впрочем, в России если очень хочется, то можно всегда, поэтому Министерство, спохватившись, растянуло в этом году срок записи на ЕГЭ до 1 марта, продлив мучения не очень уверенных в своем выборе выпускников.

Теперь школьникам остается только финишная прямая, наполненная лихорадочными попытками добиться от репетиторов тех знаний, которые казались ненужными последние лет десять, выискиванием альтернативных способов достижения поставленной цели, а также практически магической уверенностью в том, что в ночь перед ЕГЭ задания каким-то чудом окажутся в глобальной сети. Градус напряжения зашкаливает, а пару подбавляют различные нововведения, которые каждый раз превращают процесс подготовки к выпускному тестированию в «американские горки», где доедет каждый, вот только вопрос – в каком состоянии.

Китайцы говорят, что нет ничего хуже, чем жить в эпоху перемен. С этой точки зрения, Россия – это китайский ад, поскольку перемены здесь происходят всегда, а в системе образования – в первую очередь. С какими же новшествами придется столкнуться школьникам в этом году?
Во-первых, сочинение, которое призвано вернуть современным школьникам казалось бы уже навсегда утраченное умение рассуждать и доносить свои размышления до читателя (или слушателя) не в виде набора идиоматических оборотов, а в виде «плотно упакованной пачки силлогизмов», как выражался небезызвестный кот Бегемот. За сочинение можно дополнительно получить до 10 баллов. Сколько точнее – должна решить специальная комиссия, которую сформирует ВУЗ для проверки сочинений своих абитуриентов. Наверно, правильнее было бы оформить балльную оценку сочинения в процессе его проверки сразу после написания, но разработать такую многозадачную технологию чиновникам оказалось не под силу. Поэтому – все по порядку, сегодня одна проверка, а завтра – другая.

Во-вторых, между ВУЗами началось лихорадочное соревнование под лозунгом «ЗА ЧТО ЕЩЕ, КРОМЕ ЕГЭ, ДАТЬ БАЛЛЫ». Пока что впереди планеты всей (жаль, что по не международным рейтингам) МГУ и еще несколько московских вузов, которые в 2015 году дают выпускникам дополнительные баллы за медаль (6 баллов) и за золотой или серебряный значок ГТО (4 балла, так что физкультурой стоит заняться!). Кроме того, из министерских недр периодически доносятся невнятные обещания об учете пресловутых ученических порт-фолио, которые, в этом случае, наконец, перестанут быть стопкой ненужных бумажек и смогут конвертироваться во что-нибудь хоть относительно стоящее.

Таким образом, перед глазами абитуриентов и их родителей разворачивается картина постепенного отказа от тех идей и идеалов, которые провозглашались при введении ЕГЭ в образовательный обиход. Дискредитирована оказалась как беспристрастность тестирования (учитывая миграции старшеклассников из одного региона в другой, и из городских школ в сельские), так и его полезность для оценки знаний школьников (что вам подтвердят все школьные учителя, которые вынуждены заниматься не полноценным преподаванием своей дисциплины, а «натаскиванием» на сдачу тестов). А на волне «квасного» патриотизма все чаще раздаются возгласы о ЕГЭ как о заморском веянии, наверняка еще и подготовленном в качестве идеологической диверсии для отечественного образования…

К сожалению, проблемы образования кроются не только в выборе формы аттестации, а являются лишь одной из ниточек целого клубка социальных, экономических и культурных сложностей, с которыми столкнулось и до сих пор продолжает биться лбом российское общество. Если мы измеряем наклонно стоящий дом, то проблема не в том, что инструмент дает неправильные показатели, а в том, что сам дом скособочился. То же самое и с ЕГЭ. Его результаты и общественная эффективность адекватны тому, как функционирует современное российское общество. ЕГЭ подделывают? Потому что в качестве главного критерия выдвигается не честность, а результативность. ЕГЭ не способствует развитию школьника? Так потому что от современного выпускника рынок требует не умение отличать Наташу Ростову от Ольги Ильинской (заодно можете проверить себя, вспомнив, кто это?), а способность быстро и с голливудской улыбкой произнести: «Здравствуйте! Чем я могу быть вам полезен?». ЕГЭ показывает плохие результаты? Так это еще приходится снижать проходной балл, чтобы совсем все плачевно не выглядело.

Не удивительно, что во многих головах возникает крамольная мысль – а не отменить ли вообще этот инструмент измерения, если он показывает не те результаты, которые хочется видеть? Как говаривал в аналогичной ситуации герой советского мультфильма: «А в попугаях я гораздо длиннее». Соответственно, давайте все мерить попугаями, ибо показатели, по крайней мере, будут повыше.
Парадокс в том, что те же самые чиновники (не самого высокого, а «технического» звена), которые в начале 2000-х разрабатывали систему ЕГЭ, уже рапортуют, выстроившись по стройке «смирно», о готовности вернуть всю систему образования к исходному состоянию. Разумеется, при наличии бюджетного финансирования. Такими темпами реформа образования может продолжаться до бесконечности, обеспечивая не только нынешнее поколение «деятелей от образования», но и их потомков. Лучше ли будет от этого самому образованию? Это вопрос. И еще больший вопрос – не пройдена лишь уже точка невозврата на пути реформирования российского образования?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here