Образование в чем-то сродни погоде и футболу. Каждый считает, что имеет не только полное право высказываться об этом предмете, но и обладает соответствующими основаниями для выражения собственного мнения. Люди старшего возраста сводят все к фундаментальной формуле: «Вот в наши-то времена…», остальные просто апеллируют к тому, что эту стадию жизни уже проходили (или планируют пройти, но уже наслышаны от опытных людей).

Проблема заключается в том, что образование за последние 20 лет подверглось такому количеству реформ, что оставшимся в строю учителям и преподавателям стоит выдавать молоко за вредность и вешать ордена. Само словосочетание «реформа образования» располагается на шкале реалистичности где-то между «вечным двигателем» и «живой водой», а любимой забавой российских парламентариев, похоже, стало приглашение чиновников из Минобра для публичной порки и навешивания всех имеющихся в наличии собак.
Осмыслить все происходящие изменения – даже толстой книги не хватит, поэтому стоит остановиться хотя бы на высшем образовании. Просто потому, что на дворе уже январь, а значит, что гигантский механизм под названием «поступление в ВУЗы» уже запущен. Уже написано заранее отрепетированное и вызубренное сочинение, на очереди – последние месяцы изнурительной (для родителей) и нервной (для самих абитуриентов) подготовки к ЕГЭ…

Саратов всегда считался студенческим городом. Впрочем, им и остается, если судить по количеству молодежи, которая, невзирая на пресловутый кризис, радуется жизни, посещая увеселительные заведения и учреждения общепита. Тем приятнее, что эта слава, в отличие от многих других, абсолютно заслужена. Об этом свидетельствуют хотя бы результаты регуляторного мониторинга, итоги которого подводятся Министерством образования и науки РФ. ВУЗ в идеале должен соответствовать семи основным параметрам, к которым относится, в первую очередь, степень востребованности выпускников данного учебного заведения на рынке труда. Все основные саратовские вузы, за исключением пары филиалов, мониторинг пережили благополучно, хотя и не без нервотрепки. Правда, все семь критериев выполнить никому не удалось, а особое волнение доставил именно критерий трудоустройства.

Судя по всему, именно этот критерий является настолько важным, что с будущего года подсчитывать его будут по-новому: не на основании выпускников, стоящих на бирже труда, а на основании данных Пенсионного фонда и работодателей. Если раньше все, кто не был зарегистрирован на бирже труда, автоматически считались работающими, то теперь ситуация станет обратной – все, о ком нет достоверных сведений об их трудоустройстве, считаются неработающими. Так что руководство ВУЗов запасается валокордином, родители и абитуриенты пока пребывают в блаженном неведении, а вопрос об исправлении образования по-прежнему остается насущным.

Никто не спорит, что исправлять ситуацию нужно. Может быть, и выставление оценок – не самый худший вариант (в конце концов, на этом принципе держится и школа, иначе откуда бы появились «двоечники» и «отличники»). Вопрос только в том, какие параметры нужно выбирать для определения эффективности или неэффективности ВУЗа.

Небольшое историческое отступление. В начале XIX века немецкий ученый Вильгельм Гумбольдт сформулировал концепцию университета, которая благополучно просуществовала полтора столетия, пока не стала вызывать нарекания. Причем, как раз со стороны промышленных корпораций, утверждавших, что университет не снабжает их качественными сотрудниками. Парадокс заключается в том, что Гумбольдт и не планировал, что главной задачей университета является получение рабочих кадров. Университет, с его точки зрения, это «государство в государстве», автономия которого является условием его жизнеспособности, поскольку главной задачей является не приспособление к условиям дня сегодняшнего, а ориентация на будущее.

На Западе вокруг такого понимания высшего образования копья стали ломаться уже с середины XX века, а до России мутная вода преобразований докатилась в 90-ые годы, когда стало множиться число учебных заведений, а каждый желающий смог по сходной цене почувствовать себя обладателем диплома о высшем образовании. Впрочем, есть и одна существенная разница. Университет в Европе постепенно утерял свою гражданскую функцию в силу появления новых общественных институтов, а вот в России на протяжении всех бурных перипетий XX века университеты выступали заповедниками, сохранявшими такие гражданские понятия, как «честь» и «достоинство».

Так вот не упускается ли сегодня в России из виду главная миссия университета, а именно – воспитание гражданина? Может быть, стоит ввести в критерии оценки ВУЗов и такие абсурдные на первый взгляд параметры, как количество выпускников, посещающих театры, покупающих книги (или хотя бы «скачивающих» их в Интернете), записывающихся на экскурсии в музеи? Конечно, подсчитать количество таких выпускников сложно, но только так можно оценить эффективность университета не в качестве «поставщика кадров», а в качестве гражданского института.

Для инструментально ориентированного специалиста нет нужды в истории, философии, русском языке и культуре речи, которыми пичкают любого студента. Все это смотрится пережитками далекого прошлого. «Вы помните, когда было Ледовое побоище? Значит, вы нам не подходите. Похоже, вы напрасно расходуете оперативную память». Логика, которая кажется абсурдной, но которая подразумевается сохраняющимся инструментальным настроем по отношению к высшему образованию. Парадоксальным образом такая логика выживает, мимикрируя под «государственную целесообразность» или «рыночные требования» (в зависимости от политических ориентаций ее выразителей), а улучшения, если и наступают, то такими медленными темпами, что зафиксировать их обычному человеческому взгляду не представляется возможным.

Вопрос даже не в Болонской системе, которую инерционное российское мышление благополучно «подмяло» под себя. Вопрос в том, что переделывать то, что уже было «нареформировано», с каждым годом будет все труднее и труднее.

Перефразируя известное выражение, суть той дилеммы, перед которой оказалась система образования в России, можно выразить в словах: «Учить нельзя воспитывать». Запятую можете поставить в нужном месте. Если, конечно, образование позволяет…

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Современная система образования, как верно подметила Долорес Амбридж, направлена не на практическое применение знаний в жизни, а на успешную сдачу экзаменов!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here