В Саратове 20 января состоялось  заседание экспертов, на котором обсуждался «Этно-конфессиональный фактор в сфере трансграничной безопасности Центрально-азиатского региона: вызовы и варианты развития для России и Казахстана». За «круглым столом» в историческом институте СГУ им. Чернышевского съехался преподавательский состав вузов из разных стран, представители исламской конфессии, а также председатель комитета по общественным связям Саратовской области Борис Шинчук.
Несмотря на заявленную тему, разговор пошел в основном о радикальных религиозных группировках, в том числе и об «Исламском государстве» (террористическая группировка, запрещена в РФ).

Председатель комитета общественных связей правительства Саратовской области Борис Шинчук заявил, что его ведомство не занимается напрямую противодействием экстремизму, но причастно к профилактике.

Кроме того, он заявил, что сложнее всего сейчас молодежи, ведь именно они становятся жертвами вербовщиков (речь идет о людях до 30-ти лет).

«Нами реализуется план по проведению просветительских встреч со студентами. По реестру Роскомсвободы в списке запрещенных уже находятся более 180 тыс. сайтов. Представьте, насколько сложно сейчас молодежи ориентироваться в этом пространстве? Нужно работать с молодежью. Если посчитать, то перед одним преподавателем философии проходит за день более 300 человек. При должном подходе это эффективнее, чем несколько заседаний и встреч», — пояснил позицию Шинчук.

Сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов заявил, что основная возможность противодействия религиозному экстремизму сейчас — это просвещение.

«Получается парадоксальная вещь. Кто больше всего страдает от насильственных действий во всем мире? Получается больше 90% мусульман. Как у нас даже мировые СМИ преподносят? Что страдают все, и иногда мусульмане. Сейчас среди мусульман лишь небольшая часть является радикальной. И я уверен, что не превалирующая часть. Что такое религиозный радикализм? Это неверное восприятие религии, незнание религии. Что мы можем противопоставить этому? Обучение религиозной деятельности», — пояснил Бибарсов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here