В течение двух лет в Саратове будет построен большой международный аэропорт

Вера Афанасьева: Исповедь, или В плену моих привычек

Вот жила я, была. Совсем неплохо, как мне казалось, жила. 

Науки изучала, философствовала, книги писала, преподавала, растила детей. Это была приятная жизнь образованного обывателя, частная тихая жизнь.

Но вдруг жить мне стало неинтересно, что-то стало мешать, напрягать, отнимать радость существования.

Есть у меня одна привычка - привычка думать. Следуя ей, я думала-думала и поняла, что происходит. Моя любимая работа, преподавание и занятия науками, с некоторых пор прекратили меня радовать, поскольку безобразно усложнились бюрократическими формализмами и чиновничьим диктатом. И вытекающими из этого сокрытием истины, подменой понятий, лицемерием - ложью то есть. А ложь - это несвобода, это некомфортное состояние.

Поняв это, я по привычке говорить правду, если она мне известна, написала скромную заметку "Пять причин, по которым не стОит становиться профессором". У неё сначала почти не было читателей, но, по-видимому, она была своевременной и правдивой, поэтому и приобрела некоторую известность.

Вот тут-то я поняла, что любая, даже маленькая правда в нашей стране не желательна и воспринимается как крамола. И я на себе почувствовала весьма неприятные последствия этой публикации.
Тут бы мне и остановиться, но привычка думать... И вот снова задумалась я и поняла, что моя маленькая правда про профессуру касается всей отечественной системы образования.

Мне бы промолчать, но привычка делиться важными результатами изысканий -привычка всякого академического учёного - заставила меня написать открытое письмо министру образования "Пять признаков тяжёлой болезни". Не ей, конечно, писала - всем, кому дорого образование.

Тут бы мне все и прекратить, хватит, достаточно сказала, а менять все образование - дело не мое.

Но привычка додумывать до конца - системное видение, иначе говоря, холистическое мышление - заставила меня продолжать.
И вот анализировала я, анализировала, систематизировала-систематизировала, и поняла, что не только в образовании дело. Неоптимально устроено наше государство, не все в нем в порядке, от этого и все его проблемы- и с образованием, и со здравоохранением, и с правом, и с культурой, и с нравственностью.
Ещё одна моя привычка - привычка быть смелой в изложении истины, заставляет меня, уже понимающую определённые системные вещи, писать так, как я пишу сейчас. Часто это нелицеприятные темы, те, от которых бегут обыватели, даже образованные, те, от которых ещё совсем недавно я бежала сама.
Но куда деваться? Произнесения правды требуют мои научные принципы и моя совесть.

За правду больно бьют. Она не всем нравится. И меня оскорбляют, называют липовым учёным, лгуньей, очернительницей, сумасшедшей, агентом иностранных спецслужб, врагом России, просто дурой. Наказывают и коллеги-обыватели - презрением, нежеланием общаться, обвинениями в предательстве профессиональных интересов, в попрании чести мундира. Это неприятно, это больно.

Но у меня есть ещё одна привычка - терпеть. Труд учёного сопряжён с трудностями, я привыкла терпеть определённые лишения в периоды напряжённой работы. Вытерплю и эти.

Увы, как и у многих учёных у меня нет одной важной привычки - привычки публично действовать. Не только знать и говорить, но и делать. Но я работаю над собой, я стараюсь становиться деятельной.

А вот со мной уже ничего не поделать - я прошла кьеркегоровский путь от человека эстетического к человеку нравственному. Я совершила экзистенциальный бунт против абсурда действительности.

Обратной дороги нет, я больше не обыватель, хотя, может быть, и хотела бы вернуться. Я больше не могу просто острить и публиковать посты про природу, хотя люблю ее по-прежнему. Я больше не могу закрывать глаза, затыкать уши и прикусывать язык.

К тому же, у меня нет привычки бояться. И я ничего не боюсь, если речь идёт лично обо мне.

Но я слушаю своих читателей, мне важно мнение людей думающих.

Вот, собственно, и все.

Поделись новостью:

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий