Подобно тому, как сочетание черного и белого цветов уже можно назвать цветным изображением, второе заседание политического клуба «Аргумент» обоснованно претендует на гордое звание «очередного». Некоторое сужение круга участников оказалось с лихвой компенсировано сразу несколькими вещим. Во-первых, возросшей интенсивностью обсуждения, чему способствовала научная остепененность (в прямом смысле этого слова, ибо количество кандидатов и докторов наук на квадратный метр просто зашкаливало). Во-вторых, наличием заочного участника, коим выступил известный политолог, президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. А в-третьих, очным присутствием Артура Заббарова, заместителя  председателя комитета общественных связей и национальной политики (а по совместительству – тоже кандидата наук). Иначе говоря, заинтересованность в политической экспертизе самым непосредственным образом проявили и властные структуры. Как говорится, мелочь, а приятно.

Тем для дискуссий было несколько, и они сразу себя реализовали. Иначе говоря, дискуссия началась буквально в тот момент, когда участники клуба еще не успели поставить чашки с чаем на предназначенные для них блюдца. Решив для себя, что специфика политических рейтингов определяется «нулевой суммой» (проще говоря, увеличение рейтинга одного субъекта влечет уменьшение рейтинга остальных), участники политического клуба перешли к более животрепещущим, а оттого – и более дискуссионным вопросам. Модератору собрания Маргарите Козловой оставалась только подбрасывать поленья все новых и новых вопросов, а уж полемический запал участники обеспечивали сполна.

Первым же поводом для бурного обсуждения стал вопрос классификации рейтингов, причем в лучших традициях научного сообщества таких классификаций было предложено сразу несколько. Если заместитель декана юридического факультета СГУ Михаил Данилов академично предложил поделить рейтинги по методам их получения – те, которые формируются на основании статистики, на основании экспертных мнений и на основании социологических опросов, то другие участники поставили такой критерий под сомнение. Прежде всего потому, что, как изящно выразился социолог Ярослав Никифоров, есть три вида лжи – ложь, откровенная ложь и статистика. Поэтому говорить о большей или меньшей объективности рейтингов можно лишь со значительной долей условности, поскольку критерии оцениваются задаются вполне конкретными заказчиками. Соответственно, набор критериев может варьироваться ровно настолько, чтобы представить ту или иную позицию в максимально выгодном свете. Свою историческую лепту в данное обсуждение внес руководитель  Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Сергей Миронов (да-да, тот самый, полным тезкой которого является глава «Справедливой России»), отметив, что все критерии рейтингования могут рассматриваться лишь в контексте конкретной исторической ситуации, а объективных критериев нет вообще. После такого замечания – столь же верного, сколь и прагматического, дискуссия немедленно перешла на проблему уже не отражения рейтингами действительности (поскольку рейтинги, каковые действительность объективно отражают, явно недоступны широкой общественности), а влияния рейтингов на эту самую пресловутую действительность.

Перефразируя Маяковского, «если рейтинги пишут, значит это кому-нибудь нужно»! С этой аксиомой никто спорить не стал, но вот относительно конкретного значения мнения участников (да и сами участники) разошлись. Итогом очередной полемики стало формирование позиции, что сам факт публикации рейтинга уже становится фактором влияния (в том числе и на инвестиционную привлекательность региона). Но при этом вопрос встает не только по поводу самого содержания очередного рейтинга, но и по поводу его интерпретации, что напомнило старый советский анекдот.

Как-то бежали генсек Леонид Ильич Брежнев и американский президент Джимми Картер стометровку. Картер, будучи помоложе, опередил Брежнева, после чего на следующий день в США и в СССР вышли газеты с новостями об этом эпохальном событии. В американских газетах красовалась чеканная формула: «Картер победил, Брежнев оказался последним». А в советских — ситуация была подана по-другому: «Леонид Ильич пришел в финишу вторым, а Картер остался предпоследним». Ни капли лжи, но и при этом на объективное отражение действительности не сильно смахивает.

Так и с рейтингами. Те же самые результаты, в зависимости от желания и умения экспертов, можно подать как прогресс, а можно как стагнацию… А уже сделанные выводы формируют общественное мнение, да и на федеральные рейтинги опосредованно влияют. Вряд ли столичный эксперт позитивно оценит тот регион, все внутренние рейтинги которого свидетельствуют о глубоком унынии по поводу происходящего. В общем, как справедливо отметил Артур Заббаров, проявляя свою ипостась управленца, «на рейтинги нужно пытаться влиять». Не в том смысле, чтобы одно подменяло другое. То есть рейтинг рейтингом, а реальное исправление проблем региона должно идти. Но и противопоставлять эти понятия друг другу не стоит. Если уж считать, что каждый рейтинг преследует свою цель, то почему бы не попытаться эти цели совместить с целью имиджевой подачи региона. Хуже не будет.

Итог политическому вечеру в уютной кофейне тоже подвел Михаил Данилов, который презентовал официальное открытие «Центра региональных политических исследований», так сказать, сделав шаг от теории к практике – по принципу: мало говорить о региональных политических рейтингах, надо их делать. Высказанное суждение нашло настолько бурное одобрение собравшихся, что закончилось заседание на мажорной ноте. По крайней мере, на единодушном одобрении той мысли, что ползти по ступенькам рейтингов нужно. Желательно, вверх…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here