В течение двух лет в Саратове будет построен большой международный аэропорт

Жизнь не найдена. Начать форматирование?

Всё больше компаний и организаций доверяют интернету.

Я имею в виду сейчас интернет не как площадку для продвижения своей продукции и, соответственно, рекламы. Точнее, не только такой интернет. Недавно ко мне обратился один знакомый из госструктуры и спросил – как организатора поэтических чтений в Саратове – что я знаю об организации Икс? Я ответил ему, что ничего не знаю, впервые слышу, и, как водится, посоветовал погуглить. Он ответил мне: в том-то и дело, что гуглили, но ничего не нашли. Странно, говорю я. Вот именно, отвечает он, это подозрительно.

Именно о таком интернете я и хотел бы сказать. Всеобщим правилом стало негласное предположение: если что-то имеется в реальности, то оно обязательно должно найти свой отклик в интернете. Ну, как минимум, потому, что сам он – часть реальности (у моего друга даже есть правило от противного: “нет в гугле – значит моё”). Какой именно отклик – неважно, хоть какой. К примеру, новости на официальных каналах постоянно осуждаются либеральной публикой из Фейсбука, но хотя бы обсуждаются – следовательно, новости существуют. В крупных компаниях созданы целые службы, отслеживающие упоминания о себе во всемирной сети, В особо продвинутых из них эти же службы стараются корректировать имидж компании, в том числе, нападением на конкурентов. Там уже недостаточно, что бы хоть как-то обсуждалось, надо – чтобы хвалили нас и восхищались нами, ненавидя наших врагов.

Но я не о компаниях теперь, а о людях. Они тоже хотят как-то присутствовать, и даже не как-то, а чтобы – хвалили. Они создают странички в соцсетях, включаются в активную жизнь онлайн. Мы уже знаем, что при приёме на работу наши страницы могут послужить рекомендацией для решения об этом самом приёме – или поводом для отказа в нём. Этот аспект – самый интересный.

В своё время Лессинг, задумавший первый народный театр в Германии, возмущался тем, что нынешний театр создан только для аристократической верхушки, которая ходит туда словно в клуб: себя показать, других посмотреть. Надо, мол, театр для народа сделать.

Представьте себе, что вам надо сделать театр для народа. Сегодняшние пиарщики бы провели опрос, сделали представительскую выборку, оценили, рекомендовали бы. То есть “для народа” сегодня значит “чтобы нравилось народу”. Лессинг был человек умный и понимал, что народ в большинстве своём пока – тёмный. Поэтому, если сделать театр такой, чтобы вот такому тёмному народу нравился – значит убить театр. Поэтому “для народа” вовсе не значит “под народный вкус”. Как раз задача театра была в том, чтобы вкус для начала вообще воспитать.

К чему это я? К тому, что интернет воспитывает наш вкус под себя, а оценивают нас по интернет-страницам уже в реальности. Никто не может воспитать интернет. Потому что в интернете люди, в основном, не работают, а просто убивают время. Особенно в соцсетях, по которым нас будут судить. Скажем, написал ты большой и умный пост, а под ним – пять лайков. Выложил кота своего – уже сто лайков. А если кота на фоне своей обнажённой подружки – уже за тысячу. Подумаешь ты – и напишешь ещё один большой и умный пост, а под ним не будет уже лайков.

Плюнешь на всё – и будешь подружек с котами выкладывать. Вот это и есть воспитание интернетом – ведь ничего нет зазорного в желании нравиться. Да и сам человек уже начинает находить основания для своих действий, ему и коты уже начинают нравиться, и подругу он уже почти что совсем полюбил. Задним числом мы же что угодно можем оправдать, помните?

Но это ещё не всё. Придёшь ты к работодателю, а он сразу на твою страницу сунется. А дальше – что? Дальше самое интересное. Если ты выкладывал большие и умные посты, работодатель скажет – молодец какой. Но это – иллюзия. Поскольку он обратит внимание ещё и на то, что твои лайки в минус ушли. Что страница твоя никому не нужна. И человек ты – неинтересный, некраетивный, неэффективный, немодерновый. То, что это касается только неподчинения правилам интернета , скоро никто не будет помнить. Характеристики из интернета беспрепятственно будут переноситься на твою настоящую жизнь.

Или – зайдёт начальник на твою страницу, а там одни коты и сами знаете что. Скажет – какой ты оболтус, ну как я тебя на работу возьму, заразу такую? Твой моральный облик пал в моих глазах. Может такое быть? Ещё как. Но может быть и так, что он увидит – у тебя десятки тысяч подписчиков и ты человек в интернетах влиятельный. И возьмёт тебя безо всяких умных и больших текстов. А ты и вовсе социопат, и не можешь не то что с коллективом войти в общение, но даже и на трамвае проехать. И на кастинг тебя бабушка привела.

Что же делать? Отказаться работодателю от сканирования нашей интернет-активности? Нет, не откажется. Потому что мы помним главное правило: присутствует в интернете – значит, существует в реальности. Мол, какая-никакая, но правда в интернете имеется. А какая именно – никто уже не станет разбираться. Некогда, жизнь одна, можно и потерпеть.

Вот и получается очень странная ситуация: интернет нас форматирует под свой неприхотливый вкус, а вкусу этому всё больше доверяются в реальности. А вы говорите – интернет не влияет. Ещё как влияет. Не напрямую как в фильмах-катастрофах, а косвенно, подспудно. А такое влияние ещё катастрофичнее. Ты будешь уволен за отсутствие лайков под умными записями, ты будешь уволен за котов на фоне обнаженных тел, ты не будешь принят – потому что вообще игнорируешь прогресс и не обзавёлся страницей.

Так что, регистрируемся, господа – это займёт не более пяти минут.

Поделись новостью:

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий