​«Если предположить, что Путин действует рационально, как можно интерпретировать происходящее? — вопрошают с недоумением оппозиционные политологи.

Причем тут рациональность? Зачем Путину рациональность, если у него уже есть Россия?

Ох уж эта интеллигенция! Не понимает русской души. Особенно русской души, росшей в подворотне и потом развернувшейся во всю ширь.

А она, душа эта, может, всю жизнь страдала от зажатости рамками рациональности? А? И вот сейчас, под конец, наконец разрешилась? А? Чо?… Заныли?»

Вчера спрашивал в Варшаве одного умного человека: вот мы несколько лет наблюдали попытки Кремля просунуть свои щупальца в политику разных европейских стран — с Германией работали, поддерживая газовое лобби, с Францией — кредиты Ле Пен, с Италией через берлусконианцев и Лигу Севера и т.д., вплоть до братской дружбы с мэром Ниццы… 

То есть виднелась «как бы стратегия» ослабления европейского единства и в целом единства Запада в отношении Москвы. 

Многие наблюдатели считали ее вполне эффективной. И вдруг — бах! — стратегия меняется на 180 градусов. 

Кремль выкатывает «письмо Западу с абсурдным требованием» — и в результате мы наблюдаем небывалую консолидацию Запада в отношении Москвы. 

Ну, действительно! Ведь 20 лет не было такого консолидированного, продуманного и политически четкого ответа. 

Зачем Путин вписывается с разбегу головой в этот забор? 

У многих ответ таков: Украина! поворот произошел потому что «Украина вступает в НАТО».

Но если ответ таков, то это ведь говорит о какой-то неадекватности Кремля даже в отношении собственных целей. 

… это хорошо понимают и многие московские политические эксперты. Так спрашивается: зачем Путин выкатил этот ультиматум, который работает исключительно на консолидацию Запада и сильно помогает Украине, поскольку фокусирует всех на необходимости политической и военной поддержке ее независимости? 

Как сформулировать бонус, который Путин получает от этого удара головой о забор?