«Я удивлён, что мы здесь вообще собрались».

Лев Дельцов

26 марта информационное агентство «Свободные новости» сообщило о заседании дискуссионного клуба газеты «Богатей». Главный редактор Александр Свешников проанализировал ситуацию в сфере региональных средств массовой информации. За последние четверть века, считает журналист, пресса «существенно изменилась в сторону потери духа свободы». Всё из-за того, что «сузились финансовые возможности у энтузиастов, а возможности власти безграничны».

К Александру Георгиевичу я отношусь с уважением, потому что своей работой он демонстрирует профессиональную порядочность, — в отличие от множества «коллег», в одночасье ставших журналистами. Ну а что до оценочных характеристик таких сложных явлений как медийные процессы, так на то и свобода творчества. Верно?

Позиция Свешникова такова: «… гражданского общества у нас нет, есть только симулякры в виде общественных палат и общественных советов, поэтому говорить о гражданской журналистике кроме как применительно к отдельным изданиям нельзя… такая ситуация будет сохраняться до тех пор, пока существует нынешняя власть». Характерно, что ровно так рассуждает о российской власти и господин Обама, и ряд других приматов из Западной Европы.

Как представляется мне, нынешняя власть сохраниться надолго. Как всякая власть, она будет видоизменяться, трансформироваться, модифицироваться. Но особенность нынешней власти состоит в том, что власть это сакральна, или, чтобы не доводить мудрого читателя до истерики, традиционна, исторически обусловлена. Эти соображения можно почерпнуть у многих незаурядных личностей, — от Ильина до Бжезинского, от Ванги до Проханова. Допускаю, что под определением «власть» докладчик имел ввиду серую и косную массу, именуемую «чиновничество». Спорить здесь трудно, но вот какое недоразумение возникает: говоря о финансовых осложнениях, повлиявших на «дух свободы», А. Свешников упоминает неких «энтузиастов», которые, как следует из текста, и были теми финансовыми источниками, из которых питалась «независимая пресса». А кто они, эти «энтузиасты»? Вагоновожатые или учителя средних школ? Реаниматологи или промышленные альпинисты? Да нет же, это самые разные личности, точно так же ассоциирующие себя со словом власть, как и сама власть! Власть исполнительная, законодательная, власть олигархическая (разумеется, в масштабах нашей деревни). Возможно, для Александра Георгиевича это было секретом. А если нет, тогда о чём речь?

Как конкретно законодательство о СМИ мешает жить и творить нашим бесстрастным, на дух не переносящим слово «провокация», принципиальным, энциклопедически образованным (включая знание русского языка), неподкупным и объективным журналистам? Факты, даты, имена!

Выступивший там же руководитель правозащитного центра «Солидарность» Александр Никитин определил ситуацию чётко и ясно: кризис в печатных СМИ состоит в том, что они стали элитарными, поэтому в силу экономических причин не могут быть самостоятельными.

«…обязательно должен быть спонсор, поэтому наиболее финансово устойчивыми являются те газеты, которые поддерживаются тем или иным олигархом». Без этого «в нашем обществе работа папарацци невозможна».

О, как! Какая у журналиста в этой стране может быть работа, какая свобода слова и творчества, свобода печати и совести, если работа папарацци (и слово-то уже без кавычек) невозможна! Долой классическую журналистику с корабля современности! О каких свободах можно вести речь, ежели до сих пор неизвестно, трусы какой фирмы носит губернатор, что говорит жене перед сном прокурор и какую водку пьёт 20 декабря начальник УФСБ?

Кстати, интересный момент. А. Свешников в своём выступлении сетует об отсутствии гражданского общества, а А. Никитин в своём – говорит о «нашем обществе». Так есть оно или нет? Или это разные общества. Может, они имеют разные значения, разные цели?

Блестяще подытожил заседание дискуссионного клуба представитель саратовского отделения общества «Мемориал» Лев Дельцов: «Мы присутствуем при агонии России, хотя многие с этим не согласятся. Главное, что нельзя в этой стране — это общаться. Я удивлён, что мы здесь вообще собрались».

Насчёт «нельзя общаться» — это вообще сильно. Креативно. Главное в этой ситуации – понять самому, что хотел сказать. А то спросят люди, не петь же им старую песню про тюрьму народов. Нужно новое наполнение. Яркое, шокирующее. Чтобы глаза на лоб!

А что до агонии. Наберите в любом поисковике запрос про агонию России. В моём случае «Яндекс» выдал ОДИН МИЛЛИОН упоминаний. И не одного ответа. Правда, миллион я не просматривал, утратил интерес.

Но есть же дерзновенные!

Александр Палькин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here