Если вы думаете, что в новогодние праздники разыгрывается милая сказка о Деде Морозе и Снегурочке, спешащих с подарками для детишек по домам, то вы ошибаетесь. Если вы считаете, что перед нашими очами разворачивается рождественская мистерия, то вы не сильно приближаетесь к истине. На самом деле, на протяжении дарованных нам судьбой и государством праздничных дней происходит филогенез. Проще говоря, становление человека как вида, переход от обезьяны к Homo sapiens.

Как известно, аналогичный процесс, протекавший в дикой природе, занял не один миллион лет, в итоге завершившись формированием так называемой «гоминидной триады» (собственно, в ней и заключаются биологические особенности человечества как  вида): увеличение размера мозга, переход к прямохождению и формирование «рабочей кисти». Но то, на что природе потребовались значительные усилия, человеку по силам всего за десять дней, что и было заметно в предыдущие годы. Если в новогоднюю ночь многие превращались в обезьяну даже не с точки зрения одевания карнавального костюма, а в своих повадках, то на протяжении новогодних праздников процесс обратного антропогенеза благополучно завершался. К человеку постепенно возвращалась способность ходить на двух ногах (иначе трудно дойти до ближайшего магазина за пополнением жизненного необходимых ресурсов), руки приобретали способность держать что-либо, кроме стаканов, а мозг, усиленно развиваясь, медленно, но верно доносил до своего хозяина сакраментальную мысль: «Хватит пить!». В итоге, к окончанию долгих выходных (впрочем, их длительность, как правило, оставалась незамеченной) индивид выходил на работу в своем привычном состоянии, сохраняя процесс своего очеловечивания втайне от окружающих.

Казалось бы, год Обезьяны (пусть и по восточному календарю) должен был, как минимум, не опровергнуть уже устоявшуюся традицию. Уж если в посвященные остальным животным годы процесс антропогенеза шел по заранее намеченным лекалам, то никаких оснований не было отступать от него и в год непосредственного предка.

Так вот в этом году все пошло не по привычному сценарию. Кризис и здесь сыграл свою роль. Впрочем, все – по законам эволюции: любое развитие происходит лишь тогда, когда в нем есть потребность. Потребность оказалась вызвана тем, что содержание праздничных столов чересчур быстро подошло к концу, после чего процесс становления «сапиенсов» пошел заметно быстрее, достигнув потрясающих результатов. Уже днем 1 января по Саратову бродило множество трезвых индивидов, демонстрируя несомненный прогресс эволюции, особенно показательный в контексте наступления Года Обезьяны.

Удачное сочетание рекламы здорового образа жизни и вынужденных последствий экономических неурядиц. Почему бы не реализовать здоровый образ жизни, если на нездоровый средств уже не хватает? Учитывая стоимость продуктов для праздничного стола, посещение кинотеатра или катка оказывается более бюджетным вариантом, чем застолье. Вот так и сбывается мечта сторонников оздоровления общества – люди сами начинают делать свой выбор в пользу трезвого образа жизни.

С другой стороны, стоит понимать всю хрупкость достигнутого эволюционного баланса. Совокупность случайно совпавших условий превратила обезьяну в человека, но она же может легко запустить обратный процесс. Можно делать «хорошую мину при плохой игре» в том случае, если соседи ехидно интересуются, почему в этом году остались на новогодние праздники дома, а не уехали в какой-нибудь Таиланд. Можно даже убедительно ссылаться на патриотизм и стремление заняться сноубордом, а не заграничным катанием на водных лыжах. Но все – до поры, до времени.

Когда начинает не хватать денег на необходимое, то постепенно все «хорошие мины» превращаются просто в обезьяньи гримасы. Причем, далеко не дружелюбные. Тут же все одно к одному: и привычный уровень жизни, от которого так трудно оказаться, и взятая несколько лет назад ипотека, которую выплачивать еще добрый десяток лет, и дети, которые выросли в эти самые «тучные» годы и которые просто не представляют, что жить можно как-то иначе. Как говорится, только почувствовали себя людьми, а тут пора опять в зоопарк.

Вот тут и проявляет обезьяна в человеке свою не до конца изжитую природу, а эволюция быстро начинается идти вспять. Здесь уже не до игры в благородную природу человека. Как только вопрос встает о выживании, то любые моральные нормы отходят на задний план. Все, как в известной «пирамиде потребностей» Маслоу – сначала самому выжить, а потом уже и об остальных подумать можно.

Как обычно, больше страдают не те, у которых итак ничего не было, а те, кто успел привыкнуть к «хорошему». А когда «хорошее» заканчивается (а оно – рано или поздно – всегда заканчивается), то возникает непонимание и озлобленность. Причем не на самих себя, а на тех, кто в произошедшем виноват. Или кого можно сделать виноватым. Так что не зря социологи фиксируют рост общественного недовольства – пока неосознанного и ненаправленного, но это вопрос времени и желания. Имеется в виду, желания тех, кто недовольство условиями жизни попытается использовать для своих целей. Учитывая, что относительно длительности переживаемого кризиса оценки расходятся (причем так, что даже экономисты стараются давать их максимально «размытыми» и неопределенными), то такой сценарий представляется вполне реалистичным. Не далее, чем в этом году.

Впрочем, надежда умирает последней. О сверхчеловеке речи уже не идет, о возвращении к обезьянам страшно подумать. Просто будем надеяться, что и будущий год встретим людьми.