Очередной звонок от великолепного Александра Динеса приглашает на запись программы «Маркиза» 15 мая. Как долго ее поклонники ждали этой вести! Предыдущая была еще осенью. Видимо, кризис и тут пошалил, т.к. в прежние годы программа собиралась ежемесячно, кроме летних каникул.

«Маркизу» однозначно можно назвать интеллектуальной игрой, сюда мы приходим не только встретиться с гостем — известным всей стране актером или режиссером, молодым или знаменитым, пообщаться с завсегдатаями, но и поразмять мозги, потестировать себя на креативное знание произведений различных авторов. И совсем не обязательно в микрофон на камеру.

Креативные потому, что Динес сочиняет такие задания, что все эти годы не устаешь поражаться нестандартности мышления Маркиза. Именно так хочется называть Александра Александровича, автора и бессменного ведущего программы. Таковым предстает не только мне его образ, хоть всем землякам известно, что имя программе дано в честь любимого кота режиссера.

Пару лет назад в студии Саратовской ГТРК, где традиционно записывалась программа, начался ремонт, и её запись переселили в зал Х-го корпуса СГУ, более комфортный для зрителей и удобный по транспортной доставке. Только дух и настроение вот это вот «я на телевидении!» (с придыханием) в знакомой всем заставке – стена «в решеточку» — несколько пропало. Там, порой, не вмещались все приверженцы, им приносили приставные стулья из закромов, а некоторые мужественно стояли в дверях за пыльной занавесочкой советских времён.

Зал университетского студклуба гораздо просторнее и воздушнее, однако количество поклонников видимо не прибавилось, хотя на каждой программе появляются «новобранцы». И Александр вновь и вновь знакомит таковых с правилами проведения игры и долговременного, почти на целый день, поведения участников. Неизменный текст своеобразного ритуала даже старожилы знают наизусть, о чем Динес прекрасно догадывается: «Вы уже и сами можете этот текст повторить лучше меня».

Весной, традиционно, программа делается для абитуриентов Института филологии и журналистики СГУ, и сегодня галантный Александр начал с комплимента, приостановив шквал аплодисментов в его честь («приберегите для гостя»): « Ох, сколько в зале красивых дам! Хоть меня и предупредили, всё  равно я ошарашен!»
Действительно, многие дамы сюда наряжаются очень торжественно, как на визит к настоящему Маркизу, но его восхищения предназначались, сильно подозреваю, юным созданиям.

Далее по тексту: «Фирменный знак нашей программы в том, что гость приезжает специально к нам,…поэтому сделайте вид, что все 23 года существования «Маркизы» вы ждали только его, иначе мы невзначай можем его расстроить и этим испортим очередной шедевр — спектакль или фильм. Ведь есть три категории людей, с кем надо договариваться – дети, девушки и актеры». Не думаю, что поклонники игры могли хоть раз расстроить хоть одного гостя, Саратов славится гостеприимностью и любовью к людям искусства (особенно в год кино).

«Маркиза» радует не только знаменитыми гостями и заковыристыми вопросами, вначале выступают местные, чаще музыкальные, коллективы. Им уж точно в этом зале, на сцене сподручнее. Зрители пританцовывают сидя, иначе стесняются. Пора уже музыкантов оставлять на заключительную дискотэку, филиал «кому за…»
Вступительное слово предоставлено В.В. Прозорову, который поприветствовал и поддержал абитуриентов, занявших первые ряды, и поведал о том, что за эти годы «Маркиза» «благословила в путь многих и многих востребованных журналистов». Также опроверг всеобщее мнение о том, что современная молодежь не читает книг: «Наш опыт доказывает — ЧИТАЮТ!». И это радует.

За разгадку заданий и качественные вопросы будущим студентам здесь выдается так называемый «сертификат безопасности», которым состоявшемуся студенту можно воспользоваться в первую сессию для получения «несгораемого балла» на любом экзамене, если вдруг не будет доволен полученной оценкой. И все преподаватели об этом знают, и это важная поддержка.

Темой сегодняшней игры заданы произведения, в которых описана «некая эмблема, знак или символ». По правилам игры требуется при помощи дополнительных вопросов отгадать автора, название и эпизод. Из трех победителей полуфинала по четвертому заданию финалист отгадывает приехавшего приглашенного гостя.
Сразу же на ум всплывает «черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви», но наша задача сегодня скрипеть мозгами молча или втихаря с соседями, не претендуя на микрофон. Молодым везде у нас дорога! Если же они не отгадывают, то вопрос переходит в зал. Нестандартные и смешные уточняющие вопросы награждаются от «папы» книгами, часто метафорически попадающие названием в тему обсуждения.

Вот, по проявлениям некой черты («куда ж несешься ты, птица тройка?»), неким местом для надписи («и на обломках самовластья напишут наши имена»), пути к эмблеме («хрустальный башмачок») и некоему нежелательному элементу в компании («нищий пес голодный ковыляет позади») всеобщими усилиями отгадан приглашённый.

Ну как? Как должен быть устроен мозг, чтобы сочинить такие фразеологичеко-лингвистически-мудрёные обороты задания? Восхищаюсь!

Программа записывается почти весь день, поэтому перед финалом для проветривания голов и перестройки сцены делают перерыв с угощеньем. Чай-кофе без «потанцуем», но с печеньем и конфетами. Достается самым шустрым и голодным. Интеллигенция приносит перекус с собой, не с руки толпиться в очереди за кипятком, как «голодающие Поволжья», угощают друг друга бутербродами. «Мы тут уже, как одна семья, а Динес — наш папа», — правомерно заявляет доктор Старцев, заслуженный участник программы.

Не обходится без курьезов. Соседка справа откровенно удивляется: «Что это за птица такая, тройка? Впервые слышу! Разве есть такая?» Соседка слева сходу вычисляет все ответы, но не открывается: «Гостя на сцене я все равно не отгадаю». Молодость тоже не справляется, ветеран игры произносит: «Режиссер Сергей Соловьев!» К неописуемому восторгу всех благодарных присутствующих, Динес подтверждает догадку-отгадку.

Глаз, ухо и сердце взахлёб впитывает историю: кино, страны, прошлого века, личности, мастера своего дела и просто Человека.

Душевность и неисчерпаемое чувство юмора поведало, что в Саратове Сергей Александрович уже был ранее, еще в советское время, вместе с Александром Абдуловым и до сих пор вспоминает наш город с благодарностью, как об «уникальном городе-поставщике особо-талантливых людей». Много рассказов про Саратов слышит от Олега Табакова, с которым дружит.

По условиям программы гости приезжают к нам на поезде, и С.А. этому рад: «Впервые за двадцать лет с удовольствием смотрел в окно вагона — какая там весна! Чего не увидишь из иллюминатора».

Мы узнали, что он в детстве терпеть не мог сыр, а мама специально кормила его бутербродами с ним, считая, что растущему организму полезно именно то, что он не любит.

Поделился, что его выгоняли с Мосфильма на телевидение, что тогда считалось «списанием на помойку», от отчаянья снял фильм «Станционный смотритель», за который был выгнан и с ТВ.

Его «Сто дней после детства» охарактеризовали тогда как «фильм про дэбилов», за что и дали в Германии «Серебряного льва», а возможность снять «Спасателей» выторговал за навязанную «японскую» картину.

Фильм «Асса» был снят «в отместку Меньшову», на чью новинку «Москва слезам не верит» зрители шли в Москве толпами. Правда, сначала было задумано суперпопулярное в то время индийское кино, и даже собирался заказать песни к нему у Аллы Пугачевой, но тут «изниоткуда появился Африка», который познакомил режиссера с питерской тусовкой, и из этого союза родился шедевр «Здравствуй, мальчик Бананан», переименованный в 3 часа ночи в «АвторСоловьевСергейАлександрович».

«Кастингов на свои фильмы не провожу. Когда сценарий написан правильно, актер обязательно найдется, материализуется, — на вопрос из зала, советуя тут же «не посвящать свою жизнь искусству». — Нужны стальные нервы, чтобы вписаться в систему».

Театр любит больше, чем кино, так как там меньше командуют, и называет режиссуру «страшно-адреналиновой профессией», потому как постоянно на грани срыва: «Ни разу не было так, чтобы съемки назначили на 9 утра, все вовремя собрались, хлопнули «хлопушкой», закричали «мотор», и все прошло, как запланировали».

Дружил Соловьев и с гениальным Геннадием Шпаликовым, с которым однажды почтой отправляли его толстенную рукопись «Три Марии», перевязанную собственными шнурками из ботинок в Нобелевский комитет, на премию. «До сих пор ответа не дождались».

Своих студентов заставляет заниматься фотографией: «Ввел бы предмет «Фотографическая композиции режиссуры», так как кино – это фотография, которая движется со скоростью 24 кадра в минуту».

Обсудили экранизированного американцами Толстого: «Американцы не могут понять нашу душу, и поэтому смешно смотреть на нашу классику в их исполнении. Но я проникся уважением к ним за то, что они хотя бы попытались понять нас… А пересказать можно все что угодно, с исключительной подлостью…».

«И вообще, вот эти вопросы «что автор этим хотел сказать?»…Да ничего Толстой не хотел сказать «Анной Карениной», кроме того, что нельзя изменять мужу, иначе попадешь под паровоз! Толстой – это гениальный магический текст! Перечитайте обязательно».

(К слову, вспомнилось, как еще в мои пионерские годы подвергалась я остракизму от учителей литературы за подобное заявление. Не про измены, конечно, а про «откуда ВЫ знаете, что автор хотел этим сказать? И почему он должен что-то меть ввиду? Может, он просто написал!»).

И все, кого бы Соловьев сегодня ни вспомнил, были у него гениальны, необыкновенны и велики!

На вопрос от психиатра про способ справляться со стрессами и наличие мечты признался, что «есть известное средство, а мечта на вечер напрямую связана с ответом на первый вопрос». Про юмор же свой (врожденный или приобретенный?) заявил, прищурясь: «Я приобрел его сегодня здесь, на программе!».

Динесу посоветовал развивать «Маркизу» дальше, «двигаться в сторону киноклуба»: «Много еще картин, о которых никто не знает, но их можно найти, посмотреть и обсудить вместе. Кино – это не только слова…В искусстве мозг – враг. Ведь когда мы будем помирать, мы не вспомним о том, что нельзя изменять мужу, мы будем чувствовать…».

Как чувствовали сегодня Вас, Сергей Александрович, и мы, ваши гости и поклонники.

Сначала думали, потом чувствовали.

Чувствуем и сейчас огромное уважение и благодарность участникам, гостям и организаторам живых эксклюзивных встреч с такими легендарными личностями на земле Саратовской!

Об одной этой можно написать целую повесть, и как глава она непременно найдет отражение в последующих книгах Динеса «Маркиза», которых вышло уже три.
Александр Филиппенко, Николай Чиндяйкин, Владимир Зельдин, Александр Адабашьян, Дмитрий Харатьян, Евгений Евтушенко, Андрей Смоляков, Артур Смольянинов, Сергей Никоненко, Александр Митта, Михаил Полицеймако, Дмитрий Быков…. — нет смысла перечислять тех, с кем встретилась я, а скольких пропустила…

Все они достойны почетного звания «Маркиз», от «Маркизы».
А Динес — дважды.

Галина КАРНАУХОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here