В последнее время многие новости напоминают сводки из района боевых действий.И даже не тогда, когда речь заходит о событиях на Украине или обмене санкциями, а в ситуации с мирными, казалось бы, вопросами социальной политики. В частности, особенно ожесточенным выглядит, согласно новостным лентам, бой за пенсии, находившийся в состоянии перманентного противостояния на протяжении долгих лет, но в последнее время перешедший в активную фазу. Двумя противоборствующими сторонами в данном случае выступают социальный и финансовый блоки правительства. Если социальный блок опасливо указывает на не самый позитивный социальный эффект от любых операций над пенсионными процессами, то финансовый – «к полумерам не привык», и поэтому настойчиво добивается выправления актуальной экономической ситуации за счет определенных имиджевых издержек.

И именно финансовый блок перешел в активное наступление, которое, как говорится, грозит увенчаться успехом «по всем направлениям». Во-первых, министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин был вынужден заявить, что с 2016 года планируется ограничение в выплатах пенсий работающим пенсионерам в том случае, если их годовой доход превышает 1 миллион рублей (около 83 тысяч в месяц). Понятно, что охватит этот закон достаточно малочисленную прослойку «зажиточных» пенсионеров, но, согласно военной тактике, захваченный плацдарм – основа для дальнейшего наступления.

Во-вторых, все более настойчиво начинают звучать разговоры о повышении пенсионного возраста, причем к нестройному хору Министерства финансов и Министерства экономического развития постепенно присоединяются робкие голоса «социальных» министерств и ведомств.

Ирония заключается в том, что на самом деле работающие пенсионеры никому не нужны. Для власти – это излишняя трата средств, поскольку работникам приходится платить не только заработную плату, но и пенсия. Да и молодежь посматривает косо, мол, мало того, что пенсию получают, так еще и рабочие места отнимают у следующего поколения.

На этой зыбкой почве постепенно и складывается консенсус власти и общества, итогом которого станет постепенное повышение пенсионного возраста, причем аукнется это логическое завершение «политических баталий» не нынешним пенсионерам (ибо закон, как это давно известно, обратной силы не имеет), а пенсионерам будущим. Да-да, тем самым, которые только относительно недавно начали (или даже еще не начинали) свою трудовую карьеру, поэтому и задумываться о таких отдаленных перспективах привычки еще не приобрели. Именно им «вкалывать» в ближайшие годы за себя и «за того парня» из поколения «материнского капитала», а потом неожиданно обнаружить, что силы имеют свойство заканчиваться, а долгожданная пенсия наступать еще даже не собирается. Если это и насмешка, то она над самим собой, поскольку другого выхода все равно никто предложить не может, а раз так – то остается хотя бы отдавать себе отчет в происходящем.

Судя по последним сводкам, социальный блок правительства если и не поднял белый флаг по поводу повышения пенсионного возраста, то всеми возможными способами продемонстрировал готовность принять любой вариант капитуляции, при котором «лицо» будет потеряно хотя бы не окончательно. Это означает, что медленный, но неуклонный подъем пенсионного возраста становится насущной реальностью, с которой придется считаться каждому работнику.

Интересен здесь еще один аспект. Россия, пусть и по привычке немного опоздав, вслед за остальным миром вступает в новую реальность – причем даже не политическую или экономическую, а демографическую. По сути, пенсионный возраст в современной России застыл на уровне XIX столетия, когда император Николай I установил 50%-ный размер пенсии от заработной платы для прослуживших 25 лет, и 100%-ный размер – для прослуживших 35 лет. Проблема только в том, что продолжительность жизни за истекшие два столетия сделала резкий шаг вперед, оставив такой пенсионный «норматив» далеко за чертой экономической рентабельности. Подавляющее большинство мировых держав уже давно перешагнули за 60-летний рубеж для женщин и 65-летний  – для мужчин, в одном строю с Российской Федерацией остались только бывшие коллеги по СССР. Другое дело, что с даже учетом такого повышения пенсионного «порога», продолжительность жизни в европейских странах позволяет рассчитывать на полтора десятка лет относительно комфортного существования. В России же, даже по самым оптимистичным прогнозам, такая продолжительность лишь едва превышает 71 год, что делает достаточно бессмысленным, по крайней мере, для мужской половины населения (по-джентльменски уступающей женщинам в том числе и по продолжительности своего земного существования), составление длительного перечня того, чем стоит заняться на пенсии. У женщин все немного оптимистичнее, за одним небольшим исключением – заниматься своими пенсионными делами им придется в отсутствии сверстников мужского пола, о чем свидетельствует все та же неумолимая статистика. Которая, конечно, как говаривал Эйнштейн, намного хуже беззастенчивой лжи, но иногда даже она способна рисовать достаточно объективную картину.

Но не стоит думать, что близится конец света, и пресловутая четверка всадников Апокалипсиса уже направила свои архаичные средства передвижения по бездорожью Российской Федерации. Ничего подобного. Все просто возвращается «на круги своя», к тем самым истокам, откуда и брала свое начало система социального обеспечения. Когда-то Юлий Цезарь назначал «пенсионы» чудом уцелевшим в длительных походах легионерам, и было этим немногочисленным «пенсионерам» 40-45 лет. В XIX в. хитроумный «железный канцлер» Бисмарк совершил замечательный популистский ход, пообещав пенсию рабочим, утратившим свою трудоспособность по старости, и потратил на это не так много денег, учитывая, что редкий рабочий в то время перебирался через 50-летний порог.

Пенсия, к которой большая часть населения привыкла относиться слегка снисходительно, постепенно превращается из малоприятного, но закономерного завершения рабочей карьеры в «счастливый билет», который нужно не столько заслужить собственными действиями, сколько просто выиграть у судьбы в карты. При этом осознавая, что твой соперник не стеснен в своих действиях ничем, а тебе приходится соизмерять свои желания с естественными физиологическими процессами продолжительности жизни. Перефразируя название фильма братьев Коэнов, стоит заметить, что старикам здесь самое место. И это место – рабочее!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here