Как и обычно, в октябре отгремела Нобелевская неделя, когда награды нашли своих героев, а мировая журналистика получила очередной повод посплетничать по поводу соответствия заслуг и почестей. Не обошел в этом году Нобелевский комитет и постсоветское пространство, удостоив своей наградой писательницу Светлану Алексиевич, родившуюся на Украине, гражданку Беларуси, пишущую на русском языке. Но пока идет бурная полемика, относительно того, какому же государству принадлежит честь (а может и тяжкое бремя!) включить в свой состав нового нобелевского лауреата, хочется вспомнить немного другую область знаний. А именно – медицину!

Не потому что, что премия в этой номинации тоже досталась отечественному автору (пусть и могла бы!), а потому что рукописи не горят, а архивы не исчезают, хоть и приоткрывают свои тайны лишь 50 лет спустя. Именно так поступает Нобелевский комитет – очевидцев и участников словесных баталий в живых уже нет, а потомки как-нибудь переживут, еще и гордиться будут, что кто-то из их предшественников премию хоть и не получил, но зато номинировался. Так вот спустя оговоренный срок выяснилось, что в 1914 году премию мог получить человек, который имеет непосредственное отношение не только к России, но и к городу Саратову. Звали этого человека Василий Иванович Разумовский (1857-1935), и был он первым ректором Императорского Николаевского университета (впоследствии сменившего покровительствующего ему Николая с последнего российского императора на Николая Гавриловича Чернышевского).

Существует в современном российском спорте такое понятие «параллельный зачет». Это когда спортсмен, не в силах преодолеть сентиментальные связи со своей родной областью, которая рада бы помочь, да нечем, начинает выступать за другую спортивную федерацию, причем в официальных протоколах фиксируется его принадлежность сразу к двум субъектам Российской Федерации. Такой вот компромиссный вариант. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. Так вот, задолго до современных ушлых спортсменов в таком «параллельном зачете», пусть и невольно для себя, выступил Василий Иванович Разумовский.

Дело в том, что родился он в Самарской губернии, начал свою научную деятельность в Казанском университете, а за свою административную карьеру успел побывать не только первым ректором Саратовского университета, но еще Тбилисского и Бакинского. Причем в Саратов он приехал уже хирургом с мировым именем, которого с удовольствием пригласил бы к себе любой университет.

Казалось бы, почему Саратов? Но ведь дело в том, что в начале XX века Саратов с гораздо большим основанием, нежели в приснопамятные 90-ые, мог претендовать на почетный титул «столицы Поволжья». Возьмем хотя бы перепись Российской империи 1897 года. По этой самой переписи Саратов занимал не самое выдающееся, казалось бы, 12 место, но если присмотреться повнимательнее (как говорилось в одной старинной комедии, «вооруженным глазом»), то место оказывается вполне почетным. Из тех городов Российской империи, которые остались на территории современной России, Саратов был ТРЕТЬИМ городом, после Москвы и Санкт-Петербурга (Казань по численности занимала следующее за Саратовом место). В этом смысле создание университета в Саратове было, скорее, запоздалым признанием той роли, которую этот город играл в жизни Поволжья.

Правда, пробыл Разумовский ректором достаточно недолго (до 1912 года), после чего превратности административной судьбы кинули его в Кавказские горы. Но показателен другой факт: после всех революционных потрясений он возвращается в Саратов, где и продолжает активно участвовать в университетской жизни вплоть до выхода на пенсию. В этом смысле Саратов стал настоящей «второй родиной» для уважаемого хирурга и знаменитого педагога.

Вообще, история саратовских ВУЗов, их возникновения и последующей судьбы – это история, как говорится, «посильнее Фауста Гете», поэтому даже коротко ее не расскажешь. Но показательный момент состоит в том, что имя Разумовского неразрывно связано (даже сейчас!) как с медицинским университетом (что вполне закономерно), так с Саратовским государственным университетом (в конце концов, первый ректор).

Обязан Разумовскому не только университет, но и весь город Саратов тем, что именно Василий Иванович пригласил для строительства университета знаменитого архитектора К.Л. Мюфке, который мало того, что выстроил основные здания университетского городка, так еще и по городу немало своих построек оставил. Благодаря чему и могут приезжающие в Саратов столичные гости (из числа хоть немного «подкованных» в искусстве) восхищаться модернистскими архитектурными изысками, которые даже сейчас изредка выглядывают из-за угла «сталинки» или модной новостройки.

Ну а то, что Нобелевская премия так и не досталась – не самое страшное. Мало ли таких ученых, выдающихся причем, которые так и не смогли выступить с сорокаминутной лекцией перед Шведской академией ( а именно такую ответственную миссию выполняет нобелевский лауреат). Как говаривал еще небезызвестный Григорий Потемкин, оставшийся в истории России не только благодаря «потемкинским деревням»: «Пусть лучше спрашивают, почему в России нет памятников Потемкину, чем задают вопросы, зачем ему вообще памятник поставили…» Вот так и здесь. Главное, что помнят…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here