или «показные показатели» Не частый я ходок по поликлиникам и, тем более, по больницам, тьфу-тьфу.

Но моя трудовая работает, и книжкодержатель периодически требует предоставить результат флюорографии, а тут, как порядочные, из поликлиники позвонили-пригласили на очередной осмотр. Вот в свой свободный день, собрав мужество в кулак, не менее порядочная я решила в очередной раз проявить очередную гражданскую совесть, откликнувшись на приглашение, дабы просветить свои любимые легкие, на 100% здоровые, как уверенно считала я.

На стояние в очереди, недовольно-командные лица и взгляды персонала, замученных беготней по этажам и кабинетам пациентов стараюсь не обращать внимания, подготовилась ведь морально, собралась с духом. Ну не любитель я посещать оные заведения, а надо еще за результатом через пару дней заглянуть.

Заглядываю. Народ разных возрастов молча кучками стоят и сидят рядками, если есть на чём, и на лицах их видится смирение и какая-то тихая обреченность. Сразу видно — эти опытные, отрихтованные установленными инструкциями.

Подаю талончик в окошко, медсестра отыскивает мой «флюорографический паспорт», вертит в руках, а мне результат не отдает. «Не получился снимок», думаю я, но слышу: «Вам надо пройти к доктору». О-па.

Ничего страшного не подозревая, но не радуясь лишним телодвижениям, стучусь к флюорографическому врачу, который, к моей радости, был на месте и без очереди.

Радость моя еще больше «усилилась», услышав вердикт: небольшое затемнение, подразумевающее тубинфицирование. Аат-лично! Только этого мне не хватало.

Проведя тщательный опрос о моем образе жизни и контактах, послали меня к участковому терапевту, дабы он отправил меня в долгий круиз по всем мыслимым и немыслимым для меня обследованиям и анализам. Что он, боязливо суетясь, и сделал.

Недели три я ходила в еще более с этих пор «любимую» поликлинику как на работу, с утра почти каждый день, натощак, для малоприятных и непривычных для меня разнообразных манипуляций (детали опускаю).

Еще лет пять назад я бы послала всех подальше, помня историю на эту тему с сыном: не понравилась в садике его реакция Пирке, нас почти 3 месяца перепрививали, просвечивали и так и этак, гоняли по специалистам; абсолютно ничего не найдя, все-таки выдали поштучно какие-то жуткие дефицитные таблетки еще на три месяца ежедневного приема, которые у меня хватило ума не давать ребенку, потому что потом выяснилось, что это так его тонкая белоснежная кожа реагирует покраснением на любое мало-мальское повреждение, даже на укус комара. Я с боем уговорила снять наклейку с его медкарты «тубинфицирован», и больше никто об этом никогда не вспоминал.

И вот почти через четверть века про это вспомнить пришлось, хотя мой образ жизни не давал подозрений на заразу, но с возрастом мнительность начинает просыпаться.

Несмотря на то, что все результаты в райполиклинике у меня оказались идеальными, меня все-таки направили в тубдиспансер для более тщательного обследования. Там круг с визитами повторился с удвоенной силой. Маски-бахилы, «замечательная» психологическая и архитектурная обстановка древнего проплесневевшего разрушающегося здания в лесной зоне, рядом с элитной «Лесной республикой», «приятные» пересечения с не менее «симпатичным» контингентом, неизменные дезинфекция рта и рук после визита (своими средствами, по собственной инициативе), врач, настоятельно-брезгливо отсаживающая тебя подальше от себя при общении – этот ужас продолжался еще два месяца.

К моему облегчению (хотелось сказать — к радости, но сил на нее не осталось), и здесь мои результаты оказались абсолютно чистыми. Даже коллоквиум профессоров развел руками — «придраться не к чему, но все же наблюдайтесь».

С этим выданным на руки под тремя гербовыми печатями выстраданным документом я пошла отчитаться к участковому терапевту и флюорография. Одна смущенно пожала плечами, а на мою просьбу просто тыкнуть пальцем в то место, где она нашла затемнение резко ответила: «написано же: верхне-средняя часть левого легкого!». Веселее сюрприз поджидал в моей карточке у участкового — крупными буквами на всю страницу надпись-«туберкулез».

Как вам? А мне «очень приятно». Типа «ложки-то нашлись, осадок остался».

Выдрала лист с диагнозом (втихаря, ибо сей важный документ, личную медицинскую карту, на руки хозяину не дают уже давно, и теперь понятно, почему) и постаралась забыть, как о страшном сне. И меня тоже по этому поводу никто больше не тревожил. Пока, по прошествии полутора лет, я снова заглянула в флюор-кабинет, на очередной осмотр, и что я там наблюдаю в своей карточке? Мой прошлогодний результат откровенно замазан белой «мазилкой», а сверху написан результат среднестатистический. Заготовленная мною фраза «посмотрите, пожалуйста, меня потщательнее, т.к. в прошлый раз…» застряла у меня в горле саркастической ухмылкой.

Готовый вердикт позже получила безукоризненным, как и всегда раньше.

Думаете, единичный случай?

Память коварна – выковыряла из закромов эпизод почти на ту же тему, когда я сильно поранила ногу несколько лет назад. В травмпункте, где пришлось меня зашивать, мне настоятельно рекомендовали сделать прививку от столбняка, если прошло не менее 10-ти лет с последней (от столбняка обязательно прививают раз в десять лет, как мне там рассказали, а чаще — чревато). Я точно помню, что не делала таковой ни разу, и, не очень желая неожиданно «остолбенеть», на следующий день все же поковыляла за официальной справкой в нее, свою районную поликлинику №9.

Там у меня потребовали официальный запрос (тайна-то великая!), на что я своей зашито-перевязанной ногой сильно завозмущалась вплоть до заведующей. Та после долгих и подробных расспросов (кому, куда, зачем и т.д.), повелела прививочному кабинету раскрыть государственную тайну. Когда же из железного каталожного сейфа извлекли мою карточку, столбняк меня все-таки хватил. Там были проставлены даты всех четырех положенных мне прививок, причем последние три (напоминаю, с 10-ти летним перерывом) записи были выполнены однозначно одной рукой, одной ручкой и, явно, в одно время. К тому же, одна из этих дат приходилась на тот период, когда я в Саратове вообще не жила, и в этой поликлинике не появлялась.

Медики на моё замечание тогда даже ничего против не сказали, а главное решающее лицо, покраснев и спрятав в карман мою скомканную карточку, скоро удалилась из кабинета, бросив своим через плечо: «Привейте её, раз она так хочет».

Спасибо, люди в белых халатах, за то, что вы о нас заботитесь, терпите нас, держите порядок в своей отчетности, тщательно оберегаете свою статистику.

Хочется почему-то еще человечности, сочувствия и уважения.

Мы ведь, болящие, не от нечего делать вам докучаем, и даже не мы вас заставили идти на эту работу.

Будьте здравы!

И берегите себя, люди, а то ходить по врачам нужно крепкое здоровье.

Галина КАРНАУХОВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here